Для финансирования покупки лизингодатель зачастую использует привлеченные денежные средства, предоставляемые банками, возвратность которых обеспечивается договорами залога. Такая сложная структура взаимоотношений при банкротстве лизингодателя порождает конфликт интересов банков (залогодержателей) и лизингополучателей, вынуждая правоприменителя искать разумный баланс, используя не формальный, а творческий подход.

Формальный подход

На основании п. п. 10, 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» сложился формальный подход. Из смысла ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ „О несостоятельности (банкротстве)“ (далее — Закон о банкротстве) следует, что после открытия конкурсного производства залогодержатель, у которого находится заложенное движимое имущество, не вправе удерживать это имущество — оно подлежит передаче в конкурсную массу для реализации в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве.

Ведь совершение сделок, связанных с отчуждением имущества должника или влекущих за собой передачу его имущества третьим лицам в пользование, допускается исключительно в порядке, установленном главой VII Закона о банкротстве.

С открытием конкурсного производства залоговые правоотношения не прекращаются, а на основании ст. 131 Закона о банкротстве все имущество должника, имеющееся на дату открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу. В составе имущества должника отдельно учитывается и подлежит обязательной оценке имущество, являющееся предметом залога.

Отражением такого формального подхода являлась сложившаяся ранее практика отказа в удовлетворении исков об обязании лизингодателя-банкрота заключить договор купли-продажи предмета лизинга даже при условии, что лизингополучатели полностью исполнили обязанности по внесению всех лизинговых платежей и оплате выкупной стоимости лизингового имущества.

Объяснялось это тем, что с момента открытия в отношении должника конкурсного производства предмет договора лизинга входит в состав конкурсной массы, и переход права собственности на предмет лизинга не мог состояться на основании обычной гражданско-правовой сделки, минуя особый порядок, предусмотренный законодательством о банкротстве (Постановления ФАС ВВО от 09.12.2011 по делу N А43-3204/2011, ФАС ВВО от 27.03.2012 по делу N А43-11902/2011; 12 ААС от 15.12.2011 по делу N А57-24998/2009; 17 ААС от 29.05.2012 по делу N А60-23582/2010; Определение ВАС РФ от 29.03.2012 N ВАС-3142/12).

Вместе с тем такой подход, сформировавшийся в 2010 — 2011 годах, претерпел некоторые изменения, потому что вектор защиты интересов в залоговом отношении как части лизинговой сделки сместился на лизингополучателя как слабую сторону.

Творческий подход

Проявляя творчество, с 2012 года суды стали расширительно толковать ст. 665 ГК РФ и ст. 28 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Закон о лизинге), предоставляя приоритет интересам лизингополучателя в приобретении права собственности на предмет лизинга, свободный от прав третьих лиц, после исполнения им обязательств по договору лизинга (Постановления Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 N 16533/11 и от 14.05.2013 N 17312/12; АС МО от 23.10.2014 по делу N А40-156367/13-35-1454).

Это нашло свое отражение в п. 2, 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» (далее — Постановление N 17), связавших имущественный интерес лизингодателя с размещением и последующим возвратом с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя — с приобретением предмета лизинга, свободного от прав третьих лиц, в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии.

Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

Если залогодержатель, заключая договор залога, знал или должен был знать о том, что предмет залога является одновременно предметом договора лизинга, то суды, разрешая споры между лизингополучателем и залогодержателем, должны применять положения ГК РФ о залоге имущества с учетом особенностей залога предмета лизинга.

И, поскольку залогом зачастую обеспечивается обязанность лизингодателя как финансового посредника по возврату целевым образом привлеченных для финансирования лизинговой сделки заемных средств, осведомленность залогодержателя обычно не вызывает сомнений.

Право собственности бесспорно

Спецификой лизинга является переход прав и обязанностей лизингодателя к приобретателю предмета лизинга в результате обращения на него взыскания, в частности обязанности передать право собственности на предмет лизинга лизингополучателю (ст. 23 Закона о лизинге).

Это означает, что залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга. При этом исправным лизингополучателям предоставляется равная степень защиты независимо от того, до или после прекращения договора лизинга надлежащим исполнением возникают у залогодержателей основания для обращения взыскания на предмет залога, переданный в выкупной лизинг.

При обращении залогодержателями взыскания на имущество, переданное в выкупной лизинг, его приобретатели получают такие права лизингодателей, как право на остаток задолженности по лизинговым платежам, возможность расторжения договора лизинга и изъятия его предмета при ненадлежащем исполнении обязательств лизингополучателями (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 N 16533/11 по делу N А56-2946/2011).

В случае выплаты лизингополучателем всех лизинговых платежей, включая выкупную цену предмета лизинга, стоимостное содержание права кредитора (залогодержателя) на заложенное имущество приравнивается к нулю, вследствие чего не имеет экономического (стоимостного) содержания. Право залога на предмет лизинга в таком случае прекращается (Постановления Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 N 16533/11 и от 14.05.2013 N 17312/12, Определение ВАС РФ от 05.10.2012 N ВАС-12465/12).

В итоге лизингополучатель считается исполнившим в своей части договор лизинга полностью, что влечет прекращение его обязательств надлежащим исполнением и наступление обязанности лизингодателя по передаче права собственности на предмет лизинга лизингополучателю.

Соответственно, если банк обратил взыскание на предмет лизинга и стал его собственником, он обязан передать право собственности лизингополучателю. Аналогичным образом следует поступать в том случае, когда в результате обращения взыскания на предмет лизинга его собственником становится третье лицо (Постановление 12 ААС от 26.06.2014 по делу N А12-899/2014, которым муниципальному унитарному предприятию по формальным основаниям отказано в признании права собственности на объекты договора лизинга, но сформулирован вывод о наличии этого права у учредителя этого предприятия).

Момент внесения платежей

Отдельным аргументом при оспаривании в рамках банкротства сделки по передаче права собственности на предмет лизинга исправному лизингополучателю является установление момента распоряжения предметом лизинга.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 N 1729/10, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы ГК РФ, регулирующие куплю-продажу.

В такой ситуации распоряжение предметом лизинга происходит в момент заключения договора выкупного лизинга (и до признания лизингодателя банкротом), в связи с чем у лизингополучателя возникает право собственности на предмет лизинга с момента уплаты всей суммы лизинговых платежей. Передача права выступает исполнением совершенного ранее акта распоряжения предметом лизинга.

В настоящее время судебная практика исходит из необходимости защиты интересов лизингополучателя даже при том обстоятельстве, что требования банка как залогодержателя не удовлетворяются в рамках банкротства в полном размере.

При этом право собственности у исправного лизингополучателя на заложенные в банке предметы лизинга возникает вне зависимости от момента внесения всех причитающихся лизингодателю платежей — до или после открытия конкурсного производства.

Если лизингополучатель внес все лизинговые платежи и стал собственником спорного предмета лизинга до открытия конкурсного производства, то с момента перехода к нему права собственности прекратилось и право залога.

Если договор лизинга, в котором содержатся элементы договора купли-продажи, был заключен сторонами до введения в отношении лизингодателя процедуры конкурсного производства, дальнейшие действия сторон по исполнению обязательств не могли рассматриваться в качестве действий должника по отчуждению имущества, находившегося в конкурсной массе (Постановление 12 ААС от 14.06.2013 по делу N А57-20922/2012).

Если лизингополучатель завершил внесение лизингодателю (банкроту) всех лизинговых платежей после открытия конкурсного производства, то лизингодатель-банкрот все равно обязан оформить передачу права собственности лизингополучателю, а при уклонении от такого оформления последний имеет право на иск о признании права собственности на предмет лизинга (решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.12.2011 по делу N А56-46564/2011) или потребовать внесения изменений в реестр требований кредиторов лизингодателя-банкрота в части исключения из числа обеспеченного залогом требования банка к лизингодателю-банкроту (Постановление ФАС ЦО от 13.05.2014 по делу N А14-9705/2010).

Кто поможет банкам?

В сложной ситуации защита интересов банка как залогодержателя обеспечивается перечислением ему в силу ст. 138 Закона о банкротстве как минимум 80% из поступивших лизингодателю-банкроту лизинговых платежей при наличии залога имущественных прав.

Залог имущественных прав возникает на основании заключения соответствующего договора залога имущественных прав. По мнению ВАС РФ, залог имущественных прав может возникнуть и из договора залога имущества. Как указано в абз. 6 п. 10 Постановления N 17: «До момента полного исполнения лизингополучателем обязательств по уплате лизинговых платежей заложенными по договору залога имущества, являющегося предметом лизинга, считаются требования лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей».

В этом случае суд фактически дополняет предмет залога (непотребляемые вещи) указанием на фактический залог требований об уплате лизинговых платежей, что вряд ли будет применимо, поскольку с 01.07.2014 вступили в силу ст. ст. 358.1 — 358.8 ГК РФ о залоге обязательственных прав только на основании закона или специального договора.

Такой подход вызывает и вполне обоснованные сомнения в судебной практике. Так, когда залогодержатель просил обязать конкурсного управляющего возвратить ему как залоговому кредитору денежные средства в размере 80% от суммы поступивших от лизингополучателя лизинговых платежей, суды отказали, поскольку договоры залога имущественных прав по спорным договорам лизинга не заключались, а действующее законодательство РФ не предусматривало залога в отношении имущественных прав по договорам лизинга заложенного имущества (Постановление 13 ААС от 24.11.2014 по делу N А56-5443/2012/Ж.2).

В другом случае, наоборот, признано незаконным бездействие конкурсного управляющего должника, выразившееся в неперечислении 80% от поступивших лизингодателю-банкроту лизинговых платежей в счет погашения требований банка как залогодержателя (Постановление ФАС ПО от 17.07.2014 по делу N А57-8702/2010).

Автор: Д. Петров

Источник: Консультант Плюс

Поиск