Появление новеллы о специальных правилах банкротства застройщика, предусмотренных параграфом 7 главы 9 Федерального закона N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), <1> обусловлено необходимостью совершенствования „отношений в сфере защиты прав граждан — участников долевого строительства“ <2>, что соответствует общему вектору развития гражданского законодательства, направленного на его дальнейшую социализацию <3>.

———————————

<1> СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

<2> Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О необходимости изменения в статью 3 Федерального закона „О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“ и статьи 17 и 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в части установления особенностей банкротства застройщиков, привлекавших денежные средства участников строительства“ // СПС „КонсультантПлюс“.

<3> См.: Барков А. В. Влияние социализации частного и публичного права на развитие российской правовой системы // Образование и право. 2012. N 12. С. 40 — 44.

Вместе с тем одним из проблемных вопросов правового регулирования исследуемых отношений является соотношение требований граждан — участников строительства по обязательствам застройщика при его банкротстве. В настоящее время граждане, участвующие в банкротстве, вправе выбрать один из двух вариантов погашения задолженности застройщика — путем предъявления требования о передаче жилого помещения (неденежное обязательство имущественного характера) или денежного требования. Однако анализ правоприменительной практики <4> показывает, что порой возникает ситуация, когда участник строительства ошибается в правовой квалификации имеющегося у него к застройщику требования и обращается с заявлением о внесении изменений в реестр требований кредиторов должника и включении этого требования в реестр требований о передаче жилых помещений.

———————————

<4> Постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.2013 N 13239/12 // СПС «Гарант». URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70323404/ (дата обращения 11.03.2014).

На первый взгляд предложение о введении альтернативного выбора вариантов погашения задолженности застройщика направлена, по мнению законодателя, на защиту прав кредиторов и в связи с этим отвечает общей тенденции социализации права. К сожалению, на практике данное предложение не только не приводит к ожидаемым результатам, но и создает серьезную социальную напряженность, которую суды при существующем правовом поле не в состоянии предотвратить.

При этом судебная практика показывает следующее. В силу абз. 3 п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства и, как подчеркнуто в п. 3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.07.2005 N 93 «О некоторых вопросах, связанных с исчислением отдельных сроков по делам о банкротстве», возможность восстановления данного срока законодательством не предусмотрена <5>. Обозначенная позиция актуальна и для споров о включении требований кредиторов в обозначенные выше реестры в деле о банкротстве застройщика <6>.

———————————

<5> См.: Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.04.2013 по делу N А33-2805/2009 // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://qps.ru/DFpTk (дата обращения 30.07.2015), от 16.05.2012 по делу N А19-14480/10 // СПС „КонсультантПлюс“. URL: http://qps.ru/kUOlj (дата обращения 30.07.2015), ФАС Московского округа от 10.07.2013 по делу N А41-4420/09 // СПС „КонсультантПлюс“. URL: http://qps.ru/FWiQC (дата обращения 30.07.2015), от 23.05.2013 по делу N А40-61472/09-73-217 // СПС „КонсультантПлюс“. URL: http://qps.ru/z5EGl (дата обращения 30.07.2015).

<6> См., например: Постановление ФАС Московского округа от 10.07.2013 по делу N А41-4420/09 // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://qps.ru/FWiQC (дата обращения 30.07.2015); Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2013 по делу N А67-4252/2010 // СПС „КонсультантПлюс“. URL: http://qps.ru/tYa1X (дата обращения 30.07.2015); Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.10.2012 по делу N А56-47441/2010 // СПС „КонсультантПлюс“. URL: http://qps.ru/3IfaV (дата обращения 30.07.2015).

Таким образом, возникает ситуация, когда участник строительства, допустив ошибку в квалификации своих требований, не может получить удовлетворение, поскольку арбитражный суд в принятии его заявления отказывает, а предъявить новое заявление участник строительства уже не может, так как им пропущен обозначенный пресекательный срок. В этой связи Президиум ВАС РФ считает, что целесообразно обратить внимание на разъяснения, данные в п. 3 совместного Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» <7>, в соответствии с которым ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению, по мнению суда, в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

———————————

<7> СПС «КонсультантПлюс». URL: http://qps.ru/SfG3Y (дата обращения 11.03.2014).

В других случаях участник долевого строительства полагает, что его ввели в заблуждение и «его представитель действовал без надлежащих полномочий, а сам он не делал волеизъявлений относительно отказа от исполнения инвестиционного договора и получения квартиры» <8>.

———————————

<8> См.: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 июня 2015 г. по делу N А40-91655/10-88-351 // Судебные и нормативные акты РФ. URL: http://sudact.ru/arbitral/doc/VdTozg82i6oK/ (дата обращения 30.07.2015).

Так, например, интерес представляет дело о банкротстве ООО «Монолит-град-строй», в отношении которого введено наблюдение; временным управляющим должником утвержден Мирабян Л. М.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 03.09.2012 в реестр требований кредиторов ООО «Монолит-град-строй» включены денежные требования кредитора Иванова И. М. В реестр требований кредиторов включены сведения о жилом помещении, являющемся предметом по договору уступки права требования, в виде однокомнатной квартиры.

Кредитор обратился в суд с ходатайством о внесении изменений в реестр требований кредиторов ООО «Монолит-град-строй». В ходатайстве Иванов И. М. просил: исключить из реестра требований кредиторов ООО „Монолит-град-строй“ его денежное требование; включить в реестр требований о передаче жилых помещений его требование, содержащее сведения о жилом помещении, являющемся предметом по договору уступки права требования в виде однокомнатной квартиры; включить в реестр требований о передаче жилых помещений ООО „Монолит-град-строй“ сведения об уплаченной денежной сумме. Определением суда от 09.06.2014, оставленным без изменения Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.08.2014, ходатайство удовлетворено. Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 05.12.2014 Определение Арбитражного суда города Москвы от 09.06.2014 и Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.08.2014 отменены, заявление кредитора направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. По результатам нового рассмотрения Определением суда от 04.02.2015, оставленным без изменения Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.04.2015, в удовлетворении заявления отказано.

Судом установлено, что 27.03.2012 кредитор, воспользовавшись правом, предоставленным ему пунктом 1 статьи 201.5 Закона о банкротстве, отказался от исполнения заключенного с ООО «Монолит-град-строй» договора, предусматривающего передачу жилого помещения, и предъявил должнику денежное требование. Данное требование Определением Арбитражного суда города Москвы от 03.09.2012 включено в третью очередь реестра требований кредиторов ООО „Монолит-град-строй“. Этим же Определением в реестр требований кредиторов включены сведения о жилом помещении, являющемся предметом названного договора. Применив разъяснения, данные в пункте 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 N 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“, суд указал, что исключение из реестра требований кредиторов денежного требования Иванова И. М., признанного обоснованным вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда, противоречит установленному порядку пересмотра вступивших в законную силу судебных актов и принципу обязательности судебных актов, гарантированному статьей 16 АПК РФ. Суд, кроме того, не усмотрел в рассматриваемом заявлении ни новых, ни вновь открывшихся обстоятельств, предусмотренных статьей 309 АПК РФ и параграфом 7 главы IX Закона о банкротстве, поскольку положения Закона, касающиеся банкротства застройщиков, не предусматривают возможность замены ранее включенных в реестр требований кредиторов должника денежных требований кредиторов на требование о передаче жилого помещения. В связи с тем что инвестиционный договор кредитором был расторгнут, руководствуясь пунктом 2 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд отметил, что обязательства сторон прекращаются, и кредитор не вправе требовать исполнения должником условий расторгнутого договора и включения его в реестр требований о передаче жилых помещений. Вместе с тем, поскольку Иванов И. М. является участником строительства с денежным требованием к должнику-застройщику, он имеет возможность на реализацию своих прав, предусмотренных подпунктом 4 пункта 3 статьи 201.10, подпунктом 2 пункта 8 статьи 201.10, статьей 201.12 Закона о банкротстве, в том числе на участие в собраниях участников строительства, а также на получение жилого помещения в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве.

Кредитор обратился в суд кассационной инстанции с жалобой, в которой просил Определение Арбитражного суда города Москвы от 04.02.2015 и Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.04.2015 отменить, принять по делу новый судебный акт об исключении из реестра требований кредиторов его денежное требования, включении в реестр требований о передаче жилых помещений его требования, содержащего сведения о жилом помещении, являющемся предметом договора уступки прав требования в виде однокомнатной квартиры; включении в реестр требований о передаче жилых помещений ООО «Монолит-град-строй» сведения об уплаченной денежной сумме; включении в реестр требований о передаче жилых помещений ООО „Монолит-град-строй“ сведений о понесенных убытках.

В обоснование жалобы кредитор ссылается на то, что ранее предъявленное им денежное требование, включенное в реестр требований кредиторов должника Определением суда от 03.09.2012, он изменил в связи со стечением тяжелых для него обстоятельств, что и не отражало его действительного волеизъявления. А также утверждает, что основаниями предъявления рассматриваемого ходатайства послужили не положения параграфа 7 главы IX Закона о банкротстве, а определение практики применения пункта 1 статьи 201.6 Закона о банкротстве в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 12.03.2013 N 15510/12 и от 23.04.2013 N 13239/12, о которых ему стало известно в апреле 2013 года.

По мнению кредитора, указанные им обстоятельства являются новыми по смыслу пункта 5 части 3 статьи 311 АПК РФ. Кроме того, Иванов И. М., указывая на то, что его требование к застройщику вытекает не из инвестиционного договора, а из договора уступки прав требования, который не был расторгнут, полагает неправильной ссылку суда на часть 2 статьи 453 ГК РФ. При этом он ссылается на то, что поданное в суд заявление о включении в реестр требований кредиторов денежного требования не содержало отказ от исполнения договора и получения квартиры, у его представителя, выступавшего от его имени в суде по доверенности, отсутствовали полномочия на заявление такого отказа.

В суде кассационной инстанции внешний управляющий возражал против удовлетворения ходатайства, ссылаясь на то, что корпус 2, на квартиру в котором претендует кредитор, не планируется к постройке; принято решение о достраивании корпуса 6, в реестр требований о передаче жилых помещений включены 428 требований кредиторов, а образовавшийся резерв предназначен для расчетов с инвесторами, которые принимают участие в достраивании объекта в целях удовлетворения всех — денежных и неденежных — требований кредиторов.

По смыслу параграфа 7 главы IX Закона о банкротстве включение требований кредиторов в реестр требований о передаче жилых помещений не является иным способом защиты прав таких кредиторов, отличным от включения в реестр денежных требований. По существу реестр требований о передаче жилых помещений является частью реестра требований кредиторов. Об этом, в частности, свидетельствует как необходимость учета данных и других неденежных требований в деле о банкротстве в денежном выражении, так и порядок такого учета.

Включение при банкротстве застройщика требований участников строительства как в реестр требований кредиторов, так и в реестр требований о передаче жилых помещений преследует один и тот же материально-правовой интерес участников строительства — получение соразмерного и пропорционального удовлетворения требований, в том числе посредством передачи объекта незавершенного строительства или жилых помещений.

В связи с этим право выбора формы учета требования кредитора в деле о банкротстве застройщика принадлежит участнику строительства. В силу пункта 1 статьи 201.6 Закона о банкротстве требования о передаче жилых помещений предъявляются и рассматриваются в общем порядке предъявления требований в деле о банкротстве, установленном статьями 71 и 100 Закона о банкротстве. Причем признание этих требований обоснованными не ставится в зависимость от наличия либо отсутствия у застройщика помещений, подлежащих передаче. Суд, исходя из волеизъявления участников строительства, может включить в реестр требований о передаче жилых помещений участников строительства, имеющих денежное требование к должнику согласно подпункту 4 пункта 1 статьи 201.1 Закона о банкротстве, либо включить в реестр денежных требований кредиторов участников строительства, имеющих к застройщику требование о передаче жилого помещения. При этом в силу пункта 1 статьи 201.5 Закона о банкротстве открытие конкурсного производства в отношении застройщика является основанием для одностороннего отказа участника строительства от исполнения договора, предусматривающего передачу жилого помещения. О таком отказе может быть заявлено в рамках дела о банкротстве застройщика в процессе установления размера денежного требования участника строительства. Отказ от требований о передаче жилых помещений исключает их учет в реестре передачи жилых помещений.

В соответствии с пунктом 7 статьи 201.10 Закона о банкротстве требования отказавшихся от получения жилых помещений граждан — участников строительства или юридических лиц — участников строительства преобразовываются в денежные требования в порядке, установленном настоящим Законом, и подлежат погашению в составе требований кредиторов соответственно третьей или четвертой очереди. Согласно пункту 6 статьи 16 Закона о банкротстве требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем исключительно на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер.

Установив, что кредитор 27.03.2012 заявил отказ от исполнения заключенного с ООО «Монолит-град-строй» договора, предусматривающего передачу жилого помещения, и предъявил должнику денежное требование, которое включено в реестр требований кредиторов должника 03.09.2012, суд пришел к выводу, что оснований для внесения изменения в реестр требований кредиторов путем внесения в него требований о передаче жилого помещения, при наличии неотмененного судебного акта от 03.09.2012, не имеется. По выводу суда, изменение структуры реестра требований кредиторов в связи с применением к делу о банкротстве должника правил параграфа 7 главы IX Закона о банкротстве не предполагает исключения либо включения судом каких-либо иных требований заявителя, кроме уже установленных. Таким образом, возможность замены денежных требований участников строительства на требования о передаче жилых помещений законодательством о банкротстве не предусмотрена. Положения статьи 382 ГК РФ предусматривают переход к новому кредитору прав и обязанностей прежнего кредитора в отношении существующего обязательства. Поскольку Иванов И. М. является новым кредитором должника по обязательствам, вытекающим из договора инвестирования, суд сослался на пункт 2 статьи 453 ГК РФ, признавая договор инвестирования расторгнутым на основании заявления Иванова И. М.

Утверждение кредитора о том, что его представитель действовал без надлежащих полномочий, а сам он не делал волеизъявлений относительно отказа от исполнения инвестиционного договора и получения квартиры, не может быть принято, так как Определение суда от 03.09.2012, которым включено в реестр требований кредиторов его денежное требование, Иванов И. М. не обжаловал, об отзыве доверенности, выданной представителю, не заявлял. Само заявление о включении в реестр требований кредиторов денежного требования изложено четко и недвусмысленно и выражает волю на отказ от исполнения инвестиционного договора.

Кроме того, ссылка кредитора на Постановления Президиума ВАС РФ от 12.03.2013 N 15510/12 и от 23.04.2013 N 13239/12 <9> как на новое обстоятельство, позволяющее ему требовать пересмотра сведений, отраженных в реестре требований кредиторов, несостоятельна. В данном случае предметом судебного разбирательства является ходатайство заявителя жалобы о внесении изменений в реестр требований кредиторов, а не заявление о пересмотре по новым обстоятельствам определения о включении в реестр требований кредиторов денежного требования.

———————————

<9> СПС «КонсультантПлюс». URL: http://qps.ru/Hv0Gz; http://qps.ru/LyCel (дата обращения 30.07.2015).

Исходя из вышеизложенного, Арбитражный суд Московского округа Постановлением от 26.06.2015 оставил Определение Арбитражного суда города Москвы от 04.02.2015 и Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.04.2015 по делу N А40-91655/2010 без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Таким образом, сформировавшаяся на сегодняшний день арбитражная практика исходит из недопустимости последующего перехода из одного реестра в другой <10>.

———————————

<10> См.: Определение Высшего Арбитражного Суда от 06.09.2012 N ВАС-7582/12 // СПС «КонсультантПлюс».

Как показывает практика, наличие двух реестров делает бесконечным процесс банкротства и невозможным — завершение данной процедуры. Как правило, участник долевого строительства желает получить при надлежащем исполнении им обязательств жилое помещение. Удовлетворение требований участников строительства путем передачи им жилых помещений возможно только в случае наличия у застройщика многоквартирного дома, строительство которого завершено. При банкротстве застройщика данный вариант — самый неправдоподобный. Возникает замкнутый круг. Участник строительства заинтересован в получении жилой площади, которой нет и негде взять. Таким образом, неденежное требование о передаче квартиры в натуре никогда не будет исполнено, оно останется существовать только на бумаге. Застройщик же заинтересован в признании его банкротом с целью последующего списания (прощения) долга при завершении процедуры банкротства (конкурсного производства).

Как видится, на наш взгляд, в полной мере соразмерно и пропорционально удовлетворить имущественные потребности граждан в жилье возможно только в том случае, если будет легализована возможность лишь одного варианта погашения задолженности застройщика — путем предъявления денежного требования. Иначе проблему разрешить на практике будет очень сложно.

В связи с этим представляется, что в такой форме данное положение о двух вариантах погашения задолженности в законодательстве о банкротстве застройщика нуждается в дополнительном изучении и корректировке.

Авторы: П.А. Марков, Л.А. Баркова

Источник: Консультант Плюс

Список литературы

1. Барков А. В. Влияние социализации частного и публичного права на развитие российской правовой системы // Образование и право. 2012. N 12. С. 40 — 44.

2. Барков А. В. Рынок социальных услуг: проблемы правового регулировании: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2009. С. 17.

3. Богданов Е. В. Две концепции, два направления развития гражданского законодательства Российской Федерации // Проблемы совершенствования гражданского законодательства: Материалы IV Ежегодных научных чтений памяти проф. С.Н. Братуся. Москва, 28 октября 2009 г. М.: Юриспруденция, 2010. С. 108.

4. В России появилось Общество взаимного страхования застройщиков // Информационный портал «Все о саморегулировании». URL: http://www.all-sro.ru/news/obshestvo-vzaimnogo-strahovaniy-zastroyshikov (дата обращения 11.03.2014).

5. Михайленко Е. М., Фефилов Е. А. Актуальные проблемы банкротства застройщиков // Право и образование. 2013. N 2. С. 114 — 125.

6. Новокшонова М. С. Защита прав участников долевого строительства при банкротстве застройщика // Судебная практика в Западной Сибири. 2012. N 1. С. 105 — 111.

7. Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // СПС „КонсультантПлюс“. URL: http://qps.ru/SfG3Y (дата обращения 11.03.2014).

8. Федеральный закон N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

9. Определение Высшего Арбитражного Суда от 06.09.2012 N ВАС-7582/12 // СПС «КонсультантПлюс».

10. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 июня 2015 г. по делу N А40-91655/10-88-351 // Судебные и нормативные акты РФ. URL: http://sudact.ru/arbitral/doc/VdTozg82i6oK/ (дата обращения 30.07.2015).

11. Постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.2013 N 13239/12 // СПС «Гарант». URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70323404/ (дата обращения 11.03.2014).

12. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.03.2013 N 15510/12 // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://qps.ru/Hv0Gz (дата обращения 30.07.2015).

13. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 13239/12 // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://qps.ru/LyCel (дата обращения 30.07.2015)

14. Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2013 по делу N А67-4252/2010 // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://qps.ru/tYa1X (дата обращения 30.07.2015).

15. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.10.2012 по делу N А56-47441/2010 // // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://qps.ru/3IfaV (дата обращения 30.07.2015).

16. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.04.2013 по делу N А33-2805/2009 // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://qps.ru/DFpTk (дата обращения 30.07.2015).

17. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.05.2012 по делу N А19-14480/10 // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://qps.ru/kUOlj (дата обращения 30.07.2015).

18. Постановление ФАС Московского округа от 23.05.2013 по делу N А40-61472/09-73-217 // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://qps.ru/z5EGl (дата обращения 30.07.2015).

19. Постановление ФАС Московского округа от 10.07.2013 по делу N А41-4420/09 // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://qps.ru/FWiQC (дата обращения 30.07.2015).

20. Постановление ФАС Московского округа от 10.07.2013 по делу N А41-4420/09 // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://qps.ru/FWiQC (дата обращения 30.07.2015).

21. Пояснительная записка к Проекту Федерального закона «О необходимости изменения в статью 3 Федерального закона „О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“ и статьи 17 и 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в части установления особенностей банкротства застройщиков, привлекавших денежные средства участников строительства“ // СПС „КонсультантПлюс“. URL: http://qps.ru/6BC4Q (дата обращения 30.07.2015).

22. Тимофеева С. В. Социализация жилищного права: Проблемы выбора приоритетов // Военно-юридический журнал. 2007. N 5. С. 13.

Поиск