В рамках реформы законодательства в 2013 г. ГК дополнен ст. 157.1, в которой регламентированы общие вопросы предоставления согласия на совершение сделки третьим лицом, органом юридического лица или государственным органом в случае, если необходимость получения такого согласия предусмотрена законом.

Законодательство о хозяйственных обществах содержит нормы, устанавливающие порядок одобрения органом юридического лица крупной сделки или сделки с заинтересованностью, а также основания недействительности таких сделок (ст. ст. 45, 46 ФЗ от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» <1>, ст. ст. 78 — 84 ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ „Об акционерных обществах“ <2>). Не подпадающие под действие указанных норм сделки, совершенные без необходимого согласия (одобрения) органа юридического лица, могут быть оспорены в соответствии с общими правилами ст. 173.1 ГК РФ, вступившими в силу одновременно со ст. 157.1.

———————————

<1> СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.

<2> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

Согласие на совершение сделки является одним из элементов фактического состава, опосредующих ее заключение. Как отсутствие надлежащего решения об одобрении сделки, так и одобрение, совершенное в ущерб интересам общества, могут быть основаниями для наступления правовых последствий — признания сделки недействительной, привлечения к ответственности лиц, выступавших от имени общества за заключение такой сделки, исключения совершившего сделку участника из общества и др.

С 1 сентября 2014 г. согласие на совершение сделки со стороны основного общества может быть основанием для привлечения его к солидарной ответственности по сделкам, заключенным дочерним хозяйственным обществом (п. 2 ст. 67.3 ГК).

Кроме того, в качестве нуждающихся в соответствии со ст. 35 Семейного кодекса РФ в одобрении супруга сделок по распоряжению общим имуществом судами могут быть квалифицированы действия по управлению хозяйственным обществом и реализации своих прав участника, совершаемые одним из супругов.

Одобрение крупных сделок и сделок с заинтересованностью

16 мая 2014 г. Пленум ВАС РФ принял Постановление N 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» <3>, в котором, в частности, были систематизированы обстоятельства, составляющие предмет доказывания по соответствующим спорам, основания для отказа в удовлетворении исковых требований, установлен порядок определения начала течения срока исковой давности.

———————————

<3> www.arbitr.ru.

Не переходя к подробному анализу Постановления, отметим некоторые важные вопросы, связанные с согласием на совершение оспариваемых сделок.

Так, ВАС РФ указал, что наличие решения общего собрания участников (акционеров) об одобрении сделки не препятствует признанию соответствующей сделки общества, совершенной в ущерб его интересам, недействительной, если будет доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для общества либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа этого общества и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам общества.

В Постановлении Пленума ВАС РФ N 28 сформулированы критерии явного ущерба для общества: совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке обществом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного обществом в пользу контрагента. При этом другая сторона должна знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было очевидно для любого обычного контрагента в момент заключения сделки.

В качестве основания недействительности подобных сделок Постановление содержит ссылку на вступившие в силу с 1 сентября 2013 г. нормы п. 2 ст. 174 ГК, однако представляется вполне оправданным применение судами параметров явного ущерба сделки для общества, влекущих ее недействительность, и к возникшим ранее правоотношениям — сходным образом в период до 1 сентября 2013 г. регламентировалась недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной (п. 1 ст. 179 ГК в редакции до 1 сентября 2013 г.) <4>. Кроме того, критерий наличия явного ущерба для общества может быть успешно использован при выявлении признаков недействительности сделки в соответствии со ст. ст. 10, 168 ГК (как общих норм по отношению к правилам ст. ст. 174, 179 ГК).

———————————

<4> О квалификации сделок, заключенных органом юридического лица, как недействительных в соответствии с п. 1 ст. 179 ГК в силу их совершения под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной см. п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 10 декабря 2013 г. N 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Крупные сделки и сделки с заинтересованностью, совершенные с нарушением порядка их одобрения, являются оспоримыми. Отсутствие надлежащего решения компетентного органа управления обществом об одобрении сделки с заинтересованностью (крупной) не является достаточным основанием для признания ее судом недействительной, истцу необходимо доказать наличие убытков или иных неблагоприятных последствий совершенной сделки. Многочисленные отказы в удовлетворении исковых требований мотивированы именно тем, что истец не доказал, что оспариваемая сделка повлекла наступление неблагоприятных последствий для общества <5>.

———————————

<5> См., например: Постановления Президиума ВАС РФ от 22 марта 2011 г. N 13411/10, от 22 октября 2013 г. N 4507/13, Определения ВАС РФ от 8 октября 2010 г. N ВАС-13465/10 по делу N А63-16348/2009, от 25 июня 2010 г. N ВАС-7583/10 по делу N А56-17921/2008, от 12 сентября 2007 г. N 9326/07 по делу N А40-54517/05-131-467, от 12 августа 2010 г. N ВАС-10437/10 по делу N А40-52865/09-137-477, от 15 июля 2009 г. N ВАС-8640/09 по делу N А11-1118/2008-К1-1/75, от 30 апреля 2009 г. N ВАС-4613/09 по делу N А53-21033/07-С1-30 // www.arbitr.ru.

Так, даже отрицательная разница между доходами и понесенными расходами не признается судами убытками в смысле положений закона о заинтересованности сделок (истец в обоснование своей позиции ссылался на отрицательные финансовые результаты своей деятельности, которые, по его мнению, были обусловлены заключением оспариваемой сделки) <6>. Передача обществом денежных средств в заем по нулевой процентной ставке при условии возврата основной суммы долга не признается судами влекущей негативные финансовые последствия для общества <7>. Суды признают, что факт несения обществом необоснованных с точки зрения извлечения экономической выгоды расходов может являться негативным последствием оспариваемой сделки, однако в контексте недоказанности истцами такого факта <8>.

———————————

<6> См.: Постановление ФАС Московского округа от 29 марта 2011 г. N КГ-А40/18070-10-1,2 по делу N А40-13167/10-105-35 // www.arbitr.ru.

<7> См.: Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 декабря 2013 г. по делу N А32-12580/2013, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 25 марта 2014 г. по делу N А32-12580/2013 // www.arbitr.ru.

<8> См., например: Определения ВАС РФ от 12 декабря 2011 г. N ВАС-15809/11, от 7 декабря 2011 г. N ВАС-15309/11, от 21 января 2011 г. N ВАС-18462/10 // www.arbitr.ru.

Пленум ВАС РФ пояснил, что отчуждение имущества в пользу дочернего общества, в том числе такого, акции (доли) которого полностью принадлежали основному обществу, может свидетельствовать о нарушении прав и законных интересов миноритарных участников (акционеров) основного общества, если оно направлено на лишение их на будущее возможности принимать управленческие решения в отношении данного имущества и получать выгоды от его использования в своих интересах (п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ N 28) <9>.

———————————

<9> См. также: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13 декабря 2012 г. N Ф07-1961/12 по делу N А13-12276/2010 // www.arbitr.ru.

В пп. 1 п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ N 28 указано, что в качестве крупной сделки и (или) сделки с заинтересованностью может быть квалифицирован заключаемый с работником общества договор или его отдельные положения, при этом при решении вопроса, нарушает ли интересы юридического лица заключение такого договора, судам следует оценивать, насколько его условия отвечали обычным условиям трудовых договоров, заключаемых со специалистами аналогичной квалификации и соответствующего профессионального уровня, с учетом характера обязанностей сотрудника, в том числе о неразглашении информации, неконкуренции (после увольнения), масштаба и прибыльности бизнеса и т.п. <10>.

———————————

<10> См. также: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23 января 2014 г. N Ф02-6168/13 по делу N А74-1711/2013 // www.arbitr.ru.

Поскольку целью предъявления иска о признании недействительной крупной сделки или сделки, совершенной с заинтересованностью, является восстановление прав акционера или общества, истец должен не только доказать нарушение его прав и законных интересов, но и разъяснить суду, каким образом удовлетворение иска восстановит указанные права и интересы (правовая позиция сформулирована в Постановлении Президиума ВАС РФ от 22 марта 2011 г. N 13411/10 <11>, толкование правовых норм которого объявлено общеобязательным, хотя и до указанного Постановления находила отражение в судебной практике <12>).

———————————

<11> www.arbitr.ru, в качестве примера применения правовой позиции см., например: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 3 октября 2013 г. N 09АП-30417/13-ГК // www.arbitr.ru.

<12> См., например: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28 января 2010 г. по делу N А70-7473/2009 // www.arbitr.ru.

При таких условиях положительные судебные перспективы оспаривания можно предположить, например, когда оспариваемая сделка является достаточно простой по своей правовой природе, допустим, купля-продажа, при которой за отчужденное обществом имущество не получено встречного эквивалентного предоставления или после совершения которой общество утратило возможность ведения хозяйственной деятельности, а права общества могут быть восстановлены путем возврата ему отчужденного имущества.

Постановление Пленума ВАС РФ N 28 не содержит указания на необходимость обоснования того факта, как именно признание сделки недействительной в качестве способа защиты восстановит права общества или его участника, однако такая необходимость основана на нормах ст. 4 АПК РФ, и констатация отсутствия нарушения права на момент принятия решения является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Поэтому возникает вопрос, может ли быть оставлена в силе оспариваемая сделка, если она полностью удовлетворяет критериям недействительности (установлено нарушение процедуры ее одобрения, негативные последствия ее совершения, отсутствие оснований для отказа в удовлетворении исковых требований), однако, допустим, применение последствий ее недействительности не будет способствовать восстановлению нарушенных прав (сделка исполнена, реституция невозможна или не приведет к реальному изменению положения сторон сделки и т.п.).

Представляется, что сделка в таком случае все же должна быть признана недействительной, поскольку в данном случае целью обращения лица в суд может быть подтверждение судом факта существования или отсутствия правоотношений (иск о признании), к числу которых относится иск о признании недействительной сделки, по крайней мере, Президиум ВАС РФ <13> по другой категории дел высказывал позицию о возможности признания недействительными ничтожных сделок без заявления требования о применении последствий их недействительности.

———————————

<13> См.: Постановления от 27 мая 2008 г. N 4267/08, от 5 апреля 2011 г. N 15278/10, от 12 марта 2013 г. N 14182/12 // www.arbitr.ru.

Впрочем, как правило, недоказанность негативных последствий совершенной сделки и того факта, как именно признание ее недействительной восстановит нарушенные права, устанавливаются судами в совокупности.

Таким образом, при нарушении порядка одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью или недобросовестном одобрении таких сделок на невыгодных условиях важно правильно выбрать применимый в данном случае способ защиты прав.

В п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ N 28 указано, что отказ в иске о признании недействительной крупной сделки или сделки с заинтересованностью, предъявленном участником или обществом, не лишает этих лиц возможности предъявить требование о возмещении убытков, причиненных обществу его руководителями, а также не препятствует удовлетворению иска об исключении из общества участника, непосредственно заключавшего данную сделку (в том числе в качестве единоличного исполнительного органа) или голосовавшего за ее одобрение на общем собрании участников.

Согласие на совершение сделки или его отсутствие как основание для привлечения к гражданско-правовой ответственности

Возмещению убытков лицами, входящими в состав органов управления юридического лица, посвящено Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 <14>. Основанием для привлечения руководителей к ответственности является нарушение ими обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно.

———————————

<14> Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» // www.arbitr.ru.

В соответствии с пп. 3 п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ N 62 недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица.

При этом в соответствии с п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ N 62 не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам по себе тот факт, что действие директора, повлекшее для юридического лица негативные последствия, в том числе совершение сделки, было одобрено решением коллегиальных органов юридического лица, а равно его учредителей (участников), либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц, поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно. В то же время наряду с таким директором солидарную ответственность за причиненные этой сделкой убытки несут члены указанных коллегиальных органов.

Так, например, по одному из дел о взыскании с руководителей причиненных убытков суд, приняв во внимание единую хозяйственную цель ряда взаимосвязанных последовательных юридически значимых действий, совершенных в рамках корпоративных правоотношений в течение непродолжительного периода времени, а также аффилированность их участников, пришел к выводу о том, что такие действия прикрывали собой единую сделку, направленную на отчуждение обществом недвижимого имущества на невыгодных условиях, и привлек согласовавших сделку членов совета директоров общества к солидарной ответственности <15>.

———————————

<15> См.: Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 23 мая 2013 г. по делу N А46-28342/2012, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27 сентября 2013 г. N Ф04-3921/13 по делу N А46-28342/2012 // www.arbitr.ru.

Не несут ответственность за причиненные юридическому лицу убытки члены коллегиальных органов юридического лица, голосовавшие против причинившего убытки решения или не принимавшие участия в голосовании.

Согласие на совершение сделки или его отсутствие как основание для исключения участника из хозяйственного общества 

Право требовать исключения другого участника из хозяйственного общества с 1 сентября 2014 г. принадлежит не только участникам обществ с ограниченной ответственностью, но и участникам непубличных акционерных обществ. В соответствии с п. 1 ст. 67 ГК участник хозяйственного общества вправе требовать исключения другого участника из общества (кроме публичных акционерных обществ) в судебном порядке с выплатой ему действительной стоимости его доли участия, если такой участник своими действиями (бездействием) причинил существенный вред обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами общества.

Сложившаяся к настоящему моменту практика рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью, обобщена в информационном письме Президиума ВАС РФ от 24 мая 2012 г. N 151 <16>.

———————————

<16> www.arbitr.ru.

В соответствии с п. 2 указанного информационного письма совершение участником общества с ограниченной ответственностью действий, заведомо противоречащих интересам общества, при выполнении функций единоличного исполнительного органа может являться основанием для исключения такого участника из общества, если эти действия причинили обществу значительный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили. В приведенном в информационном письме примере был исключен из общества участник, являвшийся единоличным исполнительным органом общества, который совершил без надлежащего одобрения ряд признанных предварительно недействительными сделок по отчуждению недвижимого имущества общества по заниженной цене, что причинило значительный вред обществу и существенно затруднило его деятельность.

Одобрение корпоративных действий в соответствии с семейным законодательством 

В соответствии со ст. 34 СК РФ при законном режиме имущества супругов имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 35 СК сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга по его требованию в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

В п. 2 ст. 35 СК, п. 2 ст. 253 ГК установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.

Супруг, чье согласие на совершение сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке.

Однако не только сделки по распоряжению долей участия или акциями, но и некоторые корпоративные действия могут быть квалифицированы в качестве распоряжения общим имуществом супругов и, соответственно, нуждаться в согласии другого супруга.

Президиум ВАС РФ в Постановлении от 7 октября 2013 г. N ВАС-9913/13 <17> (с оговоркой о возможности пересмотра по новым обстоятельствам) указал, что принятие супругом решения о введении в состав участников общества нового участника с внесением им неэквивалентного дополнительного вклада в уставный капитал общества может рассматриваться как сделка, противоречащая п. 2 ст. 35 СК, поскольку такое действие является по существу распоряжением общим имуществом супругов, влекущим уменьшение действительной стоимости доли супруга в обществе.

———————————

<17> www.arbitr.ru.

Выход супруга из общества с последующим распределением перешедшей к обществу доли другому участнику (или третьему лицу) также является распоряжением общим имуществом супругов и может рассматриваться как сделка, противоречащая п. 2 ст. 35 СК.

Такие сделки могут быть признаны недействительными по иску другого супруга (или его наследника), если имеются доказательства, что приобретающий долю участник знал или заведомо должен был знать о несогласии другого супруга на совершение сделки.

Супруг на основании п. 2 ст. 167 ГК с учетом характера данных правоотношений вправе требовать присуждения ему части доли в обществе или действительной стоимости этой части от участника, приобретшего долю, в размере, который он мог бы требовать при разделе общего имущества супругов (ст. 39 СК). В случае отсутствия у этого участника перешедшей к нему доли ввиду ее дальнейшего отчуждения (или перераспределения долей иным образом) супруг вправе требовать восстановления корпоративного контроля от последующего приобретателя такой доли в причитающейся ему соответствующей части, если докажет его недобросовестность, либо взыскания стоимости части доли с участника, который произвел последующее отчуждение (перераспределение) доли.

В рассматриваемом деле 100% доли участия в обществе с ограниченной ответственностью принадлежало супруге, являвшейся также директором, которая в период фактического прекращения брачных отношений в условиях отсутствия объективной необходимости для увеличения уставного капитала приняла решение о введении в состав участников общества нового участника с долей 50%, а затем, с перерывом менее чем две недели, вышла из состава участников общества. Результатом совершения упомянутых действий стал переход доли в размере 100% уставного капитала общества к третьему лицу — новому участнику, к такому же результату привело бы отчуждение этой доли, требующее нотариального оформления и в силу п. 3 ст. 35 СК — нотариально удостоверенного согласия другого супруга. При таких обстоятельствах Президиум ВАС РФ посчитал, что указанные действия могут прикрывать собой сделку отчуждения супругой доли в размере 100% уставного капитала общества новому участнику (п. 2 ст. 170 ГК), и передал дело на новое рассмотрение.

В данном случае суд фактически «снимает корпоративную вуаль», квалифицируя в качестве сделок по распоряжению общим имуществом супругов корпоративные действия, совершенные одним из супругов в рамках реализации им своих прав участника общества.

Завершая рассмотрение заявленной темы, можно сделать вывод, что в судебной практике были выработаны подходы к решению многих проблем, связанных с совершением хозяйственными обществами нуждающихся в одобрении сделок. Что касается используемых для разрешения конфликтов в данной сфере способов защиты, то на протяжении последних лет произошел заметный сдвиг в сторону максимального усложнения оспаривания совершенных с нарушениями крупных сделок и сделок с заинтересованностью, что повлекло, в свою очередь, развитие практики привлечения руководителей к ответственности за убытки, причиненные ими обществу совершением невыгодных сделок и (или) корпоративных действий.

Масштабная реформа гражданского законодательства о юридических лицах в совокупности с судебной реформой не позволяют уверенно судить о направлениях дальнейшего развития законодательства о хозяйственных обществах, в том числе в части совершения сделок и ответственности за их совершение, однако остается надеяться на сохранение активной роли высшего судебного органа в толковании и своевременном обобщении практики применения соответствующих норм.

Автор: Е.И. Никологорская

Источник: Консультант Плюс

 

Поиск