Зачастую деятельность органов службы судебных приставов оставляет желать лучшего, и неисполнение или ненадлежащее исполнение судебных решений и постановлений существенно нарушает права взыскателей по исполнительным документам. Необходимо отметить, что закон предоставляет гарантии защиты прав взыскателей. Приведем примеры.

Возмещение убытков

Одним из основополагающих принципов гражданского судопроизводства является обязательность судебных решений, выражающаяся в том, что вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ.

Бесспорным является факт, что реальное восстановление нарушенных прав у истца возникает на стадии исполнительного производства.

Согласно п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. В силу ст. ст. 16, 1069 ГК РФ вред, причиненный в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет соответствующей казны.

В части 1 ст. 330 АПК РФ указано, что вред, причиненный судебным приставом-исполнителем в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей по исполнению исполнительного листа, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством. Аналогичная норма содержится в ст. 19 Федерального закона от 21.07.1997 N 118-ФЗ «О судебных приставах».

Требуя возмещения вреда, взыскатель обязан представить доказательства, обосновывающие противоправность акта, решения или действий (бездействия) органа (должностного лица), которыми истцу причинен вред. Требование о возмещении вреда подлежит удовлетворению, если возможность взыскания долга с должника была утрачена в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя (п. п. 5 и 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 N 145).

Названные гарантии возмещения вреда находят свое воплощение в правоприменительной практике судов.

Так, ООО «Агарта-плюс» (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с иском к УФССП России по Ставропольскому краю в лице Благодарненского районного отдела судебных приставов о взыскании с Российской Федерации в пользу общества 2915254 руб. убытков.

Решением суда, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда, иск удовлетворен. Суды исходили из того, что судебными актами по ранее рассмотренному делу установлена вина судебных приставов-исполнителей, не обративших взыскание на денежные средства должника, находившиеся на его счете. В настоящее время возможность удовлетворения кредитора за счет имущества должника утрачена.

В своих возражениях УФССП России по Ставропольскому краю просили отказать в иске. Заявители указывали, что судебный пристав-исполнитель принимал необходимые меры по выявлению денежных средств и иного имущества должника. В октябре 2012 года соответствующий запрос направлялся в банк должника, однако к этому времени счет должника в данном банке уже отсутствовал. Вместе с тем должник в настоящее время является действующим юридическим лицом, в банкротстве не находится, исполнительное производство в отношении его осуществляется Благодарненским районным отделом судебных приставов. Данные обстоятельства, по мнению заявителей, свидетельствуют о том, что возможность исполнения судебного акта не утрачена, а наличие убытков обществом не доказано.

Бездействие судебного пристава подтверждено вступившим в законную силу решением арбитражного суда, которым установлено, что с момента возбуждения исполнительного производства (08.06.2012) и до передачи производства другому приставу (18.09.2012) оборот денежных средств на счете должника в ОАО «МИнБ» составил около 57 млн. руб., однако пристав необходимых мер для обнаружения счета и обращения взыскания на денежные средства не принял.

Таким образом, исполнение судебного акта за счет имущества должника изначально было возможно, так как имущество имелось в наличии, и возможность такого исполнения утрачена в результате незаконного бездействия должностного лица.

Решением Арбитражного суда СКО кассационная жалоба ФССП России и УФССП России по Ставропольскому краю не удовлетворена (Постановление Арбитражного суда СКО от 15.09.2014 по делу N А63-12876/2013).

 Что изъяли, то пропало

Возникают ситуации, когда имущество, на которое был наложен арест, по различным обстоятельствам пропадает, и исполнение судебного решения становится невозможным.

По этому вопросу ВС РФ в Обзоре судебной практики N 1 за 2015 год указал, что в случае утраты имущества, на которое было обращено взыскание, после его ареста и изъятия судебным приставом-исполнителем, в том числе в случае передачи этого имущества на ответственное хранение, взыскатель может требовать возмещения ущерба, причиненного ему утратой этого имущества, за счет казны РФ в лице уполномоченного органа. Причем для возмещения ущерба необходимо только доказать сам факт утраты имущества должника.

Так, решением суда общей юрисдикции с гражданина в пользу банка взыскана сумма долга, обращено взыскание на заложенное имущество путем продажи с торгов.

В рамках исполнения решения суда судебным приставом-исполнителем произведен арест транспортного средства, принадлежащего гражданину, автомобиль передан на ответственное хранение.

Ссылаясь на то, что автомобиль на реализацию не передавался и его местонахождение неизвестно в результате действий (бездействия) управления, банк обратился в арбитражный суд с иском к РФ о взыскании убытков.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении искового требования отказано.

Суды пришли к выводу о том, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих возникновение у него реальных убытков в связи с неисполнением судебным приставом-исполнителем в течение длительного времени в рамках исполнительного производства требований исполнительного листа; по мнению судов, признание незаконными действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя не влечет за собой причинение взыскателю убытков, поскольку не утрачена возможность взыскания долга за счет имущества должника с учетом совершения в рамках исполнительного производства действий, направленных на исполнение судебного акта.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила названные судебные акты, дело передала на новое рассмотрение в суд первой инстанции, отметив, что ст. 86 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» установлено, что судебный пристав-исполнитель принимает меры для сохранности арестованного имущества. В соответствии с п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 27 „О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве“ при утрате переданного на хранение или под охрану имущества взыскатель имеет право на иск о возмещении вреда за счет казны РФ, поскольку судебный пристав-исполнитель несет ответственность за действия третьих лиц, на которых он возложил свою обязанность по сохранности имущества должника (ст. 403 ГК РФ).

При этом взыскатель не обязан подтверждать вину и причинно-следственную связь между конкретными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, отвечающего за сохранность арестованного имущества, и утратой имущества, даже если эта утрата произошла по вине других лиц. Для взыскания убытков в размере утраченного заложенного имущества, на которое обращено взыскание после его ареста и изъятия судебным приставом-исполнителем, требуется доказать лишь факт утраты такого имущества, каких-либо дополнительных доказательств невозможности исполнения судебного акта при этом не требуется (Обзор судебной практики ВС РФ N 1 (утв. Президиумом ВС РФ 04.03.2015).

Таким образом, возникшие из-за бездействия приставов-исполнителей убытки взыскателя подлежат возмещению, если возможность взыскания долга с должника была утрачена в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя.

В случае утраты имущества, на которое было обращено взыскание, после его ареста и изъятия судебным приставом-исполнителем, в том числе в случае передачи этого имущества на ответственное хранение, взыскатель может требовать возмещения ущерба, причиненного ему утратой этого имущества. При этом бремя доказывания своей невиновности ложится на судебного пристава-исполнителя.

Автор: Алим Балкаров

Источник: Консультант Плюс

Поиск