Гражданско-правовой договор является универсальным инструментом коммерческого оборота. В гражданском праве договор занимает одно из центральных мест в правовом регулировании имущественных отношений. Часть вторая Гражданского кодекса РФ заложила основу для правового регулирования практически всех наиболее часто используемых в гражданском обороте договорных конструкций, также при этом предусмотрев возможность заключения договоров, прямо не упомянутых в ГК РФ. Гражданский кодекс Российской Федерации основан на концепции единства гражданского права как частного права, регулирующего всю совокупность отношений собственности и товарно-денежных связей, включая и торговый оборот.

Коммерческие договоры как сделки в силу специфики субъектного состава и предмета правового регулирования обладают рядом особенностей, которые присущи им прежде всего как предпринимательским сделкам. В первую очередь это связано с самостоятельностью коммерческой деятельности как разновидности деятельности предпринимательской, осуществляемой субъектами товарных рынков на свой риск, который должен покрываться за счет самих участников коммерческой деятельности. Любые договоры, не содержащие условия о возмездности (безвозмездные договоры), такие, как дарение или безвозмездное пользование, не могут быть отнесены к разновидности коммерческих договоров, так как любая коммерческая сделка как сделка предпринимательская совершается с целью извлечения прибыли.

Обе стороны коммерческих сделок являются профессиональными предпринимателями, что позволяет предъявлять к ним повышенные требования или ограничивать их права относительно прав граждан-потребителей. Признание стороны в договоре профессиональным предпринимателем связано с необходимостью его регистрации в этом качестве в установленном законом порядке. Особенность коммерческих сделок также заключается в том, что они совершаются в целях, не связанных с удовлетворением личных, семейных, домашних и иных потребностей, поэтому на них в соответствии с преамбулой Закона «О защите прав потребителей» <1> не могут распространяться правила о защите прав потребителей. Коммерческие отношения — это отношения всегда равных по правовому положению субъектов гражданского права.

———————————

<1> Закон РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 15. Ст. 766.

Важная особенность коммерческих договоров состоит в том, что для них характерна наибольшая степень свободы сторон в заключении договора и в формировании его условий в полной мере действуют основные положения о свободе договора, предусмотренные ст. 421 ГК РФ. В двусторонних коммерческих договорах реализуются предусмотренные данной статьей возможности заключения договоров, не предусмотренных законом, смешанных договоров, содержащих элементы различных договоров. С другой стороны, систематичность, профессиональный характер, направленность на извлечение прибыли делают необходимым особое регулирование, направленное на установление повышенных требований к коммерсантам, что выражается либо в установлении дополнительных обязанностей, например об информировании контрагента о свойствах товара или условиях договора, либо в установлении повышенной ответственности за нарушение договора, либо в недопустимости ее снижения для предпринимательской стороны.

Вместе с тем коммерческим договорам присущи специфические признаки, не характерные для предпринимательских договоров, которые определяют особенности формирования режима их правового регулирования. Кроме возмездного характера договорных коммерческих обязательств и их специального субъектного состава, делающих необходимым выделение их в специальные виды договорных конструкций в ряду общих гражданско-правовых договорных институтов, особый характер коммерческой деятельности как деятельности торговой, имеющей совершенно особый предмет правового регулирования, позволяет выделить несколько общих признаков, присущих только коммерческим договорам.

Б.И. Пугинский в качестве основного критерия коммерческих договоров называет их связь с торговым оборотом, процессом продвижения товаров от изготовителя к потребителю <2>. Этот признак несомненно важен, но более важным является вопрос: чем обусловлена такая связь; что прежде всего определяет принадлежность того или иного вида договора к разряду коммерческих договоров? Коммерческие договоры обладают самым существенным отличием от всех иных видов гражданско-правовых договоров, заключающимся в том, что материальным условием о предмете в них является особый объект гражданских прав — товар. Признак наличия в договоре товара как индивидуально-определенной вещи определяется его физическими свойствами как вещи, формирующими ее правовой статус товара, гражданской объектностью товара как предмета коммерческого оборота, а также экономико-правовыми свойствами товара как предмета торговли.

———————————

<2> Пугинский Б. И. Коммерческое право России. М.: Юрайт, 2010. С. 141.

Материальность вещи является обязательным признаком ее как товара. Поэтому к числу коммерческих договоров не могут относиться, например, договоры на передачу интеллектуальной собственности (например, договор об отчуждении исключительного права на произведение (ст. 1285 ГК РФ)) или договоры уступки права требования (франчайзинг или финансовая аренда).

Предметом коммерческих договоров также не могут являться объекты недвижимости, потому что коммерческая деятельность осуществляется на оптовых рынках, а особенности правового режима недвижимости, предусматривающего в том числе государственную регистрацию перехода прав на нее и сделок с ней, предполагают индивидуальный подход к совершению каждой сделки с каждым отдельным объектом недвижимости, что исключает участие недвижимости в коммерческом обороте. Вещи, прочно связанные с землей (недвижимые вещи (п. 1 ст. 130 ГК РФ)), не могут выполнять функции товаров также и в силу того, что сделки с недвижимостью носят разовый характер, и по этой причине недвижимость не может быть объектом оптового рынка. В целом распространение на объект гражданских прав правового режима государственной регистрации по смыслу ст. 130 и 131 ГК РФ исключает участие этих вещей в коммерческом обороте и, как следствие, не позволяет им быть предметом коммерческих договоров. Поэтому к числу коммерческих договоров нельзя отнести договоры об отчуждении воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания, космических объектов.

Некоторые авторы не относят к числу объектов коммерческого права тепло, электроэнергию и воду <3>, указывая, что существенным признаком товара является на только его материальность, но и «телесность». При этом в коммерческом отношении сегодня существуют оптовые рынки электроэнергии и теплоэнергии, так же как и рынок водоснабжения. Действуют транспортные сети тепло- и электроэнергетики, осуществляется поставка тепла и энергии миллионам потребителей. Поэтому нет достаточных оснований утверждать, что „телесность“ является необходимым признаком товара. Однако правовое регулирование отношений в области электро- и теплоэнергетики связано не столько с физическими особенностями материального условия о предмете этих договоров, сколько в большей степени демонстрирует обязательность введения особых режимов правового регулирования этой группы отношений, что связано в первую очередь с необходимостью самого непосредственного участия государственных специализированных структур в организации, контроле и надзоре в этой области. Это вмешательство связано прежде всего с высокой степенью монополизации рынков электро- и теплоэнергетики и необходимостью в связи с этим постоянного контроля в государственном регулировании цен в этой области. Свобода сторон договора в таких отношениях резко ограничена и регламентирована большим количеством федеральных законов, административных регламентов, правил и т.п., что практически дезавуирует идею свободы предпринимательства в рыночных отношениях. Поэтому, несмотря на сформированный сегодня оптовый рынок электрической энергии, договоры тепло- и энергоснабжения проблематично отнести к числу коммерческих договоров.

———————————

<3> Андреева Л. В. Коммерческое право России. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 74; Трунина Е. В., Федасова Ю. В. Коммерческое право: Учеб. пособие. М.: Юрист, 2008. С. 57.

Другой специфический признак коммерческих договоров определяется сектором общественных отношений, в котором осуществляется коммерческая деятельность, а именно оптовым рынком товаров. Предметом коммерческой деятельности является предпринимательская деятельность, направленная на систематическое получение прибыли путем продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг на оптовых рынках с целью продвижения товаров от изготовителей к оптовым потребителям. Конечным звеном в цепочке продвижения товаров от производителей до розничных рынков является оптовый потребитель, который по правовому статусу представляет собой профессионального предпринимателя. В этом заключается принципиальное отличие коммерческих договоров от договоров предпринимательских, в которых хотя бы одна из сторон может являться предпринимателем. Вопрос об отнесении договоров с участием потребителей к разновидности коммерческих договоров до настоящего времени не нашел окончательного решения. Важность этого вопроса связана еще и с тем, что от его решения зависит признание розничных рынков областью коммерческих отношений.

Существует мнение <4>, в соответствии с которым розничные рынки нельзя относить к сектору коммерческих отношений, так как на них распространяют действие нормы о защите прав потребителей <5>. На розничных рынках конечными потребителями товара являются не только граждане-потребители, но и юридические лица, приобретающие товары в розницу для удовлетворения каких-либо потребностей, не связанных с дальнейшим продвижением этого товара на рынке. В связи с этим не все договоры на розничном рынке подлежат регулированию Законом «О защите прав потребителей», т.е. носят характер потребительских договоров. Поэтому признак необходимости применения к регулированию отношений в сфере розничной торговли правил о защите прав потребителей не является определяющим критерием для невозможности отнесения этой группы отношений к разновидности коммерческих отношений.

———————————

<4> Андреева Л. В. Коммерческое право России. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 8.

<5> Закон РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140.

Более важным критерием отнесения коммерческих отношений только к области оптовых рынков является специфическая особенность коммерческой деятельности, которая состоит в том, что обе стороны коммерческого отношения действуют с целью извлечения выгоды. Именно обоюдная экономическая выгода сторон коммерческого договора является его главным критериальным признаком. Исходя из этого, в противоположность оптовым рынкам рынки розничные предназначены для того, чтобы на них товар вышел из товарного оборота и был использован по своему назначению потребителем в качестве вещи. Таким образом, на розничных рынках в результате продажи товар теряет свойства товара и покидает товарный оборот. На оптовом рынке интерес его участников удовлетворяется за счет получения сторонами договора взаимной экономической выгоды. На розничных рынках конечный потребитель приобретает товар не со спекулятивной целью, а для удовлетворения личных нужд, не ставя перед собой задачу получения прибыли от приобретенного товара.

Таким образом, торговля опосредуется двумя видами рынков — оптовым и розничным. Из этого следует важный вывод: объект торговых договоров значительно шире, чем объект договоров коммерческих, и охватывает собой последние, включая в себя договоры, заключаемые на розничных рынках с участием конечных потребителей товаров.

Из предыдущего признака коммерческих договоров следует, что обе стороны коммерческого договора являются профессиональными предпринимателями. Это предопределяет особенности правового режима коммерческих договоров. Особенностью коммерческой деятельности является важность соблюдения равных прав и возможностей сторон коммерческого отношения (принцип равенства). Это еще одна причина, по которой граждане — физические лица должны исключаться из ряда субъектов коммерческого права. Равенство сторон коммерческого договора дает его участникам ряд существенных преимуществ, прежде всего, отсутствие льготных режимов договорных условий, связанных с необходимостью предоставления дополнительных прав или установления дополнительных обязанностей или ответственности для одной из сторон коммерческого договора (более того, подобные условия в коммерческих договорах должны рассматриваться как кабальные). Ярким примером предоставления наибольшей степени свободы в определении условий коммерческих договоров может служить возможность установления сторонами таких договоров в их тексте права на односторонний отказ от исполнения договора, даже в случаях, когда законом такое право не предусматривается (ст. 310 ГК РФ). Ответственность предпринимателей друг перед другом строится на началах правового равенства. Экономическое равенство сторон коммерческого договора подтверждает невозможность отнесения к разряду коммерческих договоров сделок в тех сферах экономики, которые отнесены к естественным монополиям или в которых возможно нарушение пределов осуществления гражданских прав хозяйствующими субъектами, занимающими на рынке доминирующее положение, т.е. в сферах, в которых отсутствуют экономическое равенство сторон и конкуренция.

Специфические черты коммерческих договоров формируют особый режим правового регулирования их изменения и расторжения. Особенности динамики коммерческих договоров находятся в непосредственной связи с их квалифицирующими признаками, к которым прежде всего относятся их субъектный состав, встречный характер, возмездная основа и повышенные требования к ответственности.

Специфика субъектного состава коммерческих договоров выражается в участии в качестве его сторон только профессиональных предпринимателей. Следовательно, при формировании правового режима изменения и расторжения коммерческих договоров следует исходить из равенства его сторон. Эти отношения исключают льготные режимы типа «физическое лицо — юридическое лицо», „профессионал — непрофессионал“ и т.п. К предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются нормы Гражданского кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения (п. 3 ст. 23 ГК РФ).

С точки зрения статической правоспособности некоторые субъекты права в связи со своим статусом в договорном отношении могут обладать дополнительным субъективным правом на отказ от исполнения договора, которое законодатель не устанавливает для противоположной стороны такого договора. В качестве примеров такой правоспособности могут, например, рассматриваться случаи возможности установления в договорах условия о применении отказа для сторон, ведущих предпринимательскую деятельность (ст. 310 ГК РФ), возможности отказа от исполнения договора экономически слабой стороны в договоре (ст. 533 — 534 ГК РФ — договор поставки для государственных нужд — госзаказчик возмещает убытки).

Устанавливая возможность применения одностороннего отказа от исполнения договора, ст. 310 ГК РФ предусматривает также необходимое изъятие из принципа юридического равенства участников гражданско-правовых отношений, определяя специальные правила для предпринимателей, в соответствии с которыми, если стороны договора профессионально осуществляют предпринимательскую деятельность, они имеют право в условиях договора предусмотреть возможность применения любой из них одностороннего отказа от исполнения договора. Если хотя бы одна из сторон договора не является профессиональным предпринимателем (даже если она представляет собой юридическое лицо), то в таком субъектном составе правоотношения односторонний отказ от исполнения договора не может быть реализован.

Установление правила, в соответствии с которым стороны договора, не являющиеся предпринимателями, лишены возможности установления права на одностороннее изменение и расторжение договора, направлено на сокращение в гражданском обороте случаев непрофессиональной оценки условий заключаемых договоров. Исключительный перечень случаев, допускающих односторонний отказ от исполнения договора, квалифицированно и взвешенно установлен законодателем, который в силу своей профессиональной деятельности обязан учитывать все особенности того или иного типа договорных отношений. То же касается и профессиональных предпринимателей, которые, исходя из опыта своей повседневной деятельности, могут объективно оценить опасности и последствия предоставления контрагенту права на одностороннее расторжение договора. Непрофессиональный предприниматель не в состоянии дать правильную оценку подобным условиям заключаемого договора. Поэтому ограничение его права на установление таких условий в тексте договора играет роль гражданско-правовой защиты от возможных злоупотреблений профессионального контрагента-предпринимателя. Закон предоставляет такому участнику гражданского оборота иные способы защиты, которые изначально могут иметь только позитивную охранительную направленность.

Другой особенностью коммерческих договоров, определяющих специфику их изменения и расторжения, является их встречный характер. Большинство коммерческих договоров носят синаллагматический характер. Синаллагматические (двусторонние) договоры (от греческого synallagma — обмен, меновое соглашение) характеризуются наделением стороны, обязательство которой обусловлено исполнением обязательств другой стороной (субъекта встречного исполнения), правом на односторонний отказ от исполнения договора <6>. Существенным условием синаллагматических договоров является право на односторонний отказ при наличии нарушения исполнения встречных обязательств.

———————————

<6> Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 198.

В Гражданском кодексе РФ существуют две группы норм, допускающих возможность отказа от исполнения договора в связи с нарушением встречных обязательств по договору. Первая группа норм — это нормы, содержащие в себе отсылочное условие применения ст. 328 ГК РФ (отсылочные нормы), вторая группа — нормы, по смыслу которых возможно применение положений вышеуказанной статьи. Среди норм второй группы, в свою очередь, можно выделить нормы, непосредственно содержащие в себе возможность отказа от исполнения договора, и нормы, предполагающие возможность такого отказа путем применения норм ст. 328 ГК РФ.

Поскольку синаллагматическое соглашение — это меновое соглашение, вполне естественно, что договор мены имеет в своем составе норму, отсылающую к ст. 328 ГК РФ. Статья 569 ГК РФ устанавливает, что в случае, когда в соответствии с договором мены сроки передачи обмениваемых товаров не совпадают, к исполнению обязательства передать товар стороной, которая должна передать товар после передачи товара другой стороной, применяются правила о встречном исполнении обязательств (ст. 328 ГК РФ).

В договоре мены для применения одностороннего отказа от исполнения договора необходимо соблюдение по крайней мере двух условий: обязательства должны быть взаимно обусловлены (что по смыслу соответствует сущности договора мены), и сроки передачи обмениваемых товаров не должны совпадать. Совпадение сроков в договоре мены делает применение правил ст. 328 ГК РФ неправомерным. Президиум ВАС РФ также обратил внимание арбитражных судов на то, что правила о встречном исполнении обязательств (ст. 328 ГК РФ) могут быть применены в отношениях по договору мены, если из договора следует, что исполнение обязательства одной из сторон обусловлено исполнением своего обязательства другой стороной <7>.

———————————

<7> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24 сентября 2002 г. N 69 // Вестник ВАС РФ. 2003. N 1. С. 79.

Последовательность исполнения обычных взаимных обязательств устанавливается законом, договором или может вытекать из существа обязательства, но встречное исполнение в смысле ст. 328 ГК РФ устанавливается только договором. Соответственно и последствия просрочки исполнения различны. По обычному взаимному обязательству при просрочке должника кредитор вправе отказаться от исполнения, но в том случае, если докажет, что исполнение утратило для него интерес (ст. 405 ГК РФ). Встречное же исполнение можно приостановить либо отказаться от исполнения и потребовать возмещения убытков в силу самого факта непредоставления обусловленного исполнения.

Положения ст. 328 ГК РФ о встречном исполнении обязательств исходят из той же предпосылки, что и ст. 71 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи <8>, согласно которой сторона может приостановить исполнение своих обязательств, если после заключения договора становится очевидно, что другая сторона не исполнит значительной части своих обязательств в результате серьезного недостатка в ее способности осуществить исполнение или в ее кредитоспособности или ее поведения по подготовке исполнения или по осуществлению исполнения договора.

———————————

<8> См.: Конвенция Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров // Вестник ВАС РФ. 1994. N 1. С. 80.

Нормы, отсылающие к применению ст. 328 ГК РФ, содержатся также в статьях Гражданского кодекса, посвященных договору купли-продажи. Пункт 2 ст. 487 ГК РФ рассматривается как встречное исполнение и соответственно предполагает при его ненадлежащем характере наступление указанных в ст. 328 ГК РФ последствий. Следует учесть тот факт, что может быть нарушена обязанность покупателя осуществить предварительную оплату, если такая обязанность (оплатить товары полностью или частично до передачи продавцом товара) предусмотрена договором. Аналогичные последствия влечет за собой ситуация, при которой реализующий товары в кредит продавец в действительности не передал их (п. 2 ст. 488 ГК).

По договору транспортной экспедиции в случае непредоставления клиентом необходимой информации экспедитор вправе не приступать к исполнению соответствующих обязанностей до предоставления такой информации (п. 3 ст. 804 ГК РФ). Необходимо подчеркнуть, что договор транспортной экспедиции имеет важное отличие от ранее рассмотренного договора подряда: в нем при неисполнении клиентом обязанности предоставить информацию экспедитор не имеет права на расторжение договора путем одностороннего отказа от его исполнения как средства правового воздействия на клиента. В данном случае имеет место временный отказ от исполнения обязательств экспедитором. Однако клиент обязан по требованию экспедитора нести ответственность за убытки, причиненные нарушением обязанности по предоставлению информации (п. 4 ст. 804 ГК РФ).

Условие о возмездности обязательства непосредственно находит отражение на особенностях изменения и расторжения коммерческих договоров, которые в силу своей предпринимательской сущности всегда носят возмездный характер, так как направлены на извлечение прибыли.

Условие о возмездности обязательства может служить основанием для установления права на одностороннее расторжение договора. Наиболее наглядно это проявляется в договоре хранения, где законодателем предусмотрен особый механизм расторжения договора, который заключается в предоставлении возможности поклажедателю в любой момент вне зависимости от срока исполнения договора прекратить договорные отношения по своей собственной воле и без согласования с контрагентом договора, т.е. используя конструкцию одностороннего отказа от исполнения договора. Факт предоставления обеспечения в договоре хранения (условие о возмездности) поклажедателем дает ему право в любое время прекратить договорные отношения в одностороннем порядке.

Конструкции договора комиссии и агентирования во многом сходны <9>. Однако уровень ответственности комиссионера по договору комиссии несравнимо более высок по сравнению с ответственностью агента по договору агентирования. Это отличие лежит в основе различия механизмов правового регулирования отказа от исполнения данных договоров. Если в агентском договоре отказ от его исполнения возможен в любое время лишь при условии того, что договор будет бессрочным, то требования к отказу от бессрочного договора комиссии намного строже: комитент должен уведомить комиссионера о прекращении договора не позднее чем за тридцать дней, если более продолжительный срок уведомления не предусмотрен договором. Кроме того, в этом случае комитент обязан выплатить комиссионеру вознаграждение за сделки, совершенные им до прекращения договора, а также возместить комиссионеру понесенные им до прекращения договора расходы. Особенности модели договора комиссии в случае его возмездного характера предполагают повышенный уровень обязанностей комитента по отношению к комиссионеру при расторжении договора комиссии.

———————————

<9> См.: Голосова С. А. Агентский договор — новый договор российского гражданского права? // Юрист. 2004. N 4. С. 9; Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: В 4 кн. М.: Статут, 2003. Кн. 4: Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта.

Возмездный характер договора комиссии также позволяет комиссионеру согласно п. 1 ст. 1003 ГК РФ требовать возмещения убытков, вызванных отменой поручения. Кроме того, п. 3 ст. 1003 ГК РФ требует от комитента в случае отмены поручения в срок, установленный договором комиссии, а если такой срок не установлен, незамедлительно распорядиться своим находящимся в ведении комиссионера имуществом. Если комитент не выполнит эту обязанность, комиссионер вправе сдать имущество на хранение за счет комитента либо продать его по возможно более выгодной для комитента цене. Правила данной правовой конструкции отказа от договора комиссии заложены в основу многих отраслевых правил, требований, рекомендаций и т.п. Например, п. 20 Правил комиссионной торговли <10> воспроизводит положения ст. 1003 ГК о праве комитента в любое время отказаться от исполнения договора, отменив данное комиссионеру поручение, и вытекающие из этого права и обязанности комиссионера (требовать возмещения убытков) и комитента (распорядиться своим имуществом). В Методических рекомендациях <11> Государственный таможенный комитет указывает, что в договоре комиссии право одностороннего расторжения договора предоставлено только комитенту (при условии уплаты комиссионеру вознаграждения за совершенные им в период действия договора сделки и возмещения его расходов по выполнению данного ему поручения). Данное положение установлено ст. 1003 ГК РФ и отражено в п. 7.3 Типового договора комиссии.

———————————

<10> Постановление Правительства РФ от 6 июня 1998 г. N 569 «Об утверждении Правил комиссионной торговли непродовольственными товарами» // Собрание законодательства РФ. 1998. N 24. Ст. 2733.

<11> Письмо ГТК РФ от 6 мая 2004 г. N 01-06/16539 (с изм. от 23.07.2004) «О направлении Методических рекомендаций» // СПС „КонсультантПлюс“.

Право на расторжение договора в связи с осуществлением предпринимательской деятельности может быть ограничено именно в связи с тем, что стороны договора являются предпринимателями. Например, в случаях, когда договор заключается между предпринимателями в виде договора присоединения в соответствии с п. 3 ст. 428 ГК РФ, требование о расторжении или об изменении договора, предъявленное стороной, присоединившейся к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, не подлежит удовлетворению, если присоединившаяся сторона знала или должна была знать, на каких условиях заключает договор. Поэтому в коммерческих договорах предприниматель, присоединяясь к договору на условиях договора присоединения, должен быть осмотрителен, т.к. ей предоставлено право требовать расторжения или изменения договора присоединения лишь в случаях, когда она докажет, что не знала или не должна была знать, на каких условиях заключается договор.

Право на изменение или расторжение коммерческого договора в связи с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности также может быть и расширено в целях придания гражданскому обороту большего динамизма. Например, коммерческий представитель в отличие от обычного поверенного имеет право на удержание (п. 3 ст. 972 ГК). Поскольку при коммерческом представительстве требуется большая определенность и устойчивость отношений, в п. 3 ст. 977 ГК сказано, что сторона, отказывающаяся от договора поручения, предусматривающего действия поверенного в качестве коммерческого представителя, должна уведомить другую сторону о прекращении договора не позднее чем за тридцать дней, если договором не предусмотрен более длительный срок. При этом отмечается, что в случае реорганизации юридического лица, являющегося коммерческим представителем, доверитель вправе отменить поручение без такого предварительного уведомления. Предпринимательский характер коммерческого представительства диктует необходимость возмещения убытков, причиненных досрочным расторжением договора поручения (п. 2 и 3 ст. 978 ГК) <12>.

———————————

<12> Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. М.: Юристъ, 2001. С. 197.

Вопросы изменения и расторжения коммерческих договоров находятся в непосредственной связи с предметом правового регулирования коммерческого права. Правовые режимы прекращения и трансформации коммерческих договорных обязательств должны формироваться на основе гражданского законодательства с учетом специфики коммерческой деятельности, специальных правил товарного обращения и особенностей делового оборота в сфере оптовых товарных рынков.

Автор: М.А. Егорова

Источник: Консультант Плюс

Поиск