В соответствии со ст. 75 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» <1> дебиторская задолженность — это право требования должника к третьему лицу, не исполнившему денежное обязательство перед ним как кредитором (далее — дебитор), в том числе право требования по оплате фактически поставленных должником товаров, выполненных работ или оказанных услуг.
———————————
<1> СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.

Надо сказать, что, разрабатывая порядок обращения взыскания на дебиторскую задолженность, законодатель из благих намерений решил ввести два способа реализации дебиторской задолженности. Один общий — оценка специалистом и последующая продажа дебиторской задолженности на торгах. Другой способ заключается в том, что взыскатель просто ожидает перечисления денег на депозитный счет отдела судебных приставов от третьего лица, к которому у должника имеется право требования. Смысл второго способа в том, что при обращении взыскания на дебиторскую задолженность в «обычном» порядке (оценка — торги) она чаще всего реализуется по цене в 30% от номинала, а то и ниже, что естественно, так как лицо, купившее дебиторскую задолженность, должно еще выиграть дело в суде, а это — время и деньги, к тому же всегда существует риск неплатежеспособности или банкротства. Вводя этот способ „реализации“, законодатель, видимо, рассчитывал, что, если попросить третье лицо (дебитора) оплатить денежные средства напрямую на депозитный счет подразделения службы судебных приставов, оно непременно оплатит, надо только чуть-чуть подождать, конечно, с согласия взыскателя. Произойти это, видимо, должно потому, что этот должник у нас плохой, а некое третье лицо — оно хорошее и исполнит все, что скажет судебный пристав-исполнитель даже без судебного решения, и мы получим на депозитный счет огромную сумму, а не какие-то 30% от нее, а то и меньше. Однако известно, что благими намерениями выстлана дорога в одно не очень приятное место. И получилась такая действительно „адская“ конструкция с точки зрения права. Не говоря уже о том, что множество процессуальных моментов, которые имеют практическое значение, в этой самой статье обойдены вниманием. Нет в законе ответов на простые вопросы, например: как процессуально оформляется принятие взыскателем решения об ожидании перечисления денежных средств от третьего лица? Какой срок дается взыскателю на принятие решения, ожидать ему поступления денежных средств на депозитный счет от третьего лица или нет? Нет ответов на вопросы посложнее, например: если ожидать перечисления денежных средств, то можно ли обращать взыскание на иное имущество? Если это сводное исполнительное производство и одни взыскатели — за ожидание, а другие — против, как быть? И так далее.
Итак, в соответствии с ч. 1 ст. 76 Закона об исполнительном производстве обращение взыскания на дебиторскую задолженность состоит в переходе к взыскателю прав должника на получение дебиторской задолженности в размере задолженности, определяемой в соответствии с ч. 2 ст. 69 Закона об исполнительном производстве, но не более объема дебиторской задолженности, существовавшего на день обращения взыскания и на тех же условиях.
В соответствии с ч. 2 ст. 76 обращение взыскания на дебиторскую задолженность производится двумя способами:
при наличии согласия взыскателя — путем внесения (перечисления) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов;
при отсутствии согласия взыскателя или невнесении (неперечислении) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов — путем продажи дебиторской задолженности с торгов.
Противоречия возникают сразу же, потому что непонятно, где задекларированный ч. 1 ст. 76 Закона об исполнительном производстве переход прав должника на получение дебиторской задолженности ко взыскателю. В первом случае дебитор перечисляет денежные средства на счет подразделения судебных приставов, и взыскатель получает эти самые денежные средства, но никак не право требования на них. Во втором случае после торгов права на получение дебиторской задолженности переходят к третьему лицу. Конечно, в торгах может принять участие и сам взыскатель (и выиграть их), но это может произойти практически с любым другим имуществом, но это не значит, что обращение взыскания, например, на недвижимое имущество состоит в переходе права собственности на него к взыскателю.
Предположим, что обращение взыскания на дебиторскую задолженность состоит в переходе к взыскателю прав должника на получение дебиторской задолженности и производится при наличии согласия взыскателя — путем внесения (перечисления) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов. А если взыскатель почему-то не согласен или дебитор не горит желанием перечислять денежные средства на депозитный счет подразделения судебных приставов, то обращение взыскания на дебиторскую задолженность производится путем продажи дебиторской задолженности с торгов.
Предположим, что взыскатель дал свое согласие на ожидание перечисления дебиторской задолженности непосредственно дебитором на депозитный счет службы судебных приставов. Что из этого вытекает? В силу ч. 1 ст. 76 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель должен вынести постановление о переходе прав должника на получение дебиторской задолженности к взыскателю. Напомним, что в соответствии со ст. 14 Закона все решения судебного пристава-исполнителя оформляются постановлением.
При этом судебный пристав-исполнитель должен зачесть взыскателю сумму требования к дебитору в счет погашения суммы долга к должнику. А как иначе? К взыскателю перешло право на получение дебиторской задолженности, значит, должно уменьшиться его право требования к должнику. В противном случае он получает дебиторскую задолженность просто так, а это уже незаконное обогащение.
По какой цене происходит зачет? Из смысла ст. 76 Закона об исполнительном производстве получается, что по номинальной. А это значит, что судебный пристав-исполнитель производит взаимозачет, после чего взыскивает оставшуюся сумму с должника. Парадоксальность правовой конструкции, предложенной законодателем, заключается в том, что если сумма дебиторской задолженности будет больше суммы долга, то взыскивать нужно уже со взыскателя в пользу должника в рамках данного исполнительного производства. Забавно то, что это в принципе согласуется с другими нормами Закона об исполнительном производстве, так, например, „нереализованное имущество должника передается взыскателю по цене на двадцать пять процентов ниже его стоимости, указанной в постановлении судебного пристава-исполнителя об оценке имущества должника. Если эта цена превышает сумму, подлежащую выплате взыскателю по исполнительному документу, то взыскатель вправе оставить нереализованное имущество за собой при условии одновременной выплаты (перечисления) соответствующей разницы на депозитный счет подразделения судебных приставов“ (ч. 12 ст. 87 Закона об исполнительном производстве).
Еще вопрос. Предположим, есть сводное исполнительное производство и одни взыскатели согласны „ожидать“, а другие не согласны. Как тогда быть? Может быть, передадим право получения дебиторской задолженности тем, кто согласен ожидать, пропорционально их требованиям, а те, кто не согласен, остаются, как говорится, не у дел? Или в таком случае реализовываем задолженность исключительно на торгах? В Законе об этом ничего не сказано.
Может ли при этом взыскатель забрать свои права и требовать их вне рамок конкретного исполнительного производства? Мы видим, что по смыслу Закона — нет. Судебный пристав-исполнитель своим постановлением обязывает дебитора исполнять соответствующие обязательства путем перечисления денежных средств только на указанный в постановлении депозитный счет подразделения судебных приставов (ч. 4, 5, 6 ст. 76 Закона об исполнительном производстве). То есть право на получение денежных средств у лица возникло, но требовать исполнения вне рамок конкретного исполнительного производства оно не может. Например, если взыскателю передали в счет погашения суммы долга недвижимое имущество, но при этом он обладает правом собственности на него, пока данное исполнительное производство не окончено.
Интересным моментом является также то, что если дебитор не вносит денежные средства на депозитный счет подразделения судебных приставов, то права взыскателя на получение денежных средств от дебитора должны быть прекращены и дебиторская задолженность продается путем реализации с торгов (п. 2 ч. 2 ст. 76 Закона об исполнительном производстве). То есть получается, что право взыскателя на получение дебиторской задолженности зависит от действий лица, обязанного перечислить денежные средства. Напомним, что при отсутствии согласия взыскателя или невнесении (неперечислении) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов она реализуется путем продажи с торгов (п. 2 ч. 2 ст. 76 Закона об исполнительном производстве).
То есть при неперечислении денежных средств дебитором судебный пристав-исполнитель должен прекратить права взыскателя на получение денежных средств от дебитора путем вынесения соответствующего постановления и перейти к реализации дебиторской задолженности путем проведения торгов. При этом остается неясным, как определить, что является моментом невнесения дебитором денежных средств и когда этот момент собственно наступает.
Является ли переход к взыскателю прав должника на получение дебиторской задолженности переходом права требования (цессией)? При всей схожести ответим, что нет.
Законодатель, по сути, вводит новый институт права: право взыскателя на получение дебиторской задолженности в рамках отдельного исполнительного производства, для которого характерно, что данное право существует только в рамках конкретного исполнительного производства, а также то, что права взыскателя на получение дебиторской задолженности прекращаются, если обязанное лицо не может или не хочет перечислять денежные средства на счет подразделения судебных приставов. Замечательно, правда?
Но это еще не все. Судебный пристав-исполнитель своим постановлением обязывает дебитора исполнять соответствующее обязательство путем внесения (перечисления) денежных средств на указанный в постановлении депозитный счет подразделения судебных приставов, а также запрещает должнику изменять правоотношения, на основании которых возникла дебиторская задолженность (ч. 5 ст. 76 Закона об исполнительном производстве).
Как мы видим из ч. 5 ст. 76 Закона об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель не просто предлагает перечислить денежные средства, а обязывает, т.е. требует, чтобы дебитор исполнил свои, чаще всего договорные отношения с третьим лицом. А из этого следует, что в данном случае договор приобретает силу исполнительного документа. Почему же такого исполнительного документа нет в ст. 12 Закона об исполнительном производстве?
Может ли судебный пристав-исполнитель применять какие-либо меры к дебитору в случае неперечисления им денежных средств? Конечно, может, невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя влечет санкции, предусмотренные ст. 17.14 Кодекса РФ об административных правонарушениях, и это все за неисполнение договора без судебного решения.
Может показаться, что мы против обращения взыскания на дебиторскую задолженность. Нет, часто это единственный актив, который есть у должника-организации, ведь работающая организация немыслима без дебиторской задолженности. При этом считаем, что усложнение обращения взыскания на дебиторскую задолженность приводит к тому, что судебные приставы-исполнители не хотят с ней работать ввиду непонимания нюансов обращения взыскания, ввиду запутанности и противоречивости рассматриваемой правовой нормы, и их можно понять.
Думается, что необходимо вернуть некоторые процессуальные моменты, которые были в предшествующем документе, регламентирующем порядок обращения взыскания на дебиторскую задолженность, а именно во Временной инструкции о порядке ареста и реализации прав (требований), принадлежащих должнику как кредитору по неисполненным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг (дебиторской задолженности) при обращении взыскания на имущество должника-организации, утвержденной Приказом Минюста России от 3 июля 1998 г. N 76 „О мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций“. Так, в п. 7 Инструкции предусматривалось, что „в случае непредставления, утраты или повреждения документов, подтверждающих дебиторскую задолженность должника, на которую наложен арест, или иных действий, следствием которых явилась невозможность реализации такой дебиторской задолженности, виновное должностное лицо должника (дебитора должника) несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Одновременно с наложением на виновное лицо штрафных санкций такое лицо обязывается незамедлительно произвести действия по восстановлению утраченных или поврежденных документов, подтверждающих дебиторскую задолженность, и по представлению таких документов, если такое восстановление возможно“. Неплохо бы данное положение закрепить в действующем законодательстве, так как на практике должник или дебитор нередко заявляют, что документы не сохранились, а без подтверждающих документов реализовать дебиторскую задолженность, увы, не получится.
Мы не говорим, что порядок обращения взыскания на дебиторскую задолженность в настоящее время никуда не годится. Так, например, порядок реализации на торгах дебиторской задолженности в случае оплаты ее части непосредственно перед торгами очень удачно закреплен законодателем. Дебиторская задолженность реализуется на торгах по цене, указанной судебным приставом-исполнителем в постановлении об оценке, однако в случае перечисления части дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов цена дебиторской задолженности уменьшается пропорционально отношению суммы основного долга дебитора перед должником к сумме перечисленных дебитором денежных средств. Например, сумма дебиторской задолженности составляет 100 руб., оценена она в 50 руб., дебитор перечислил часть суммы по обязательству в сумме 20 руб. В таком случае сумма дебиторской задолженности уже в 80 руб. будет реализовываться на торгах с начальной ценой в 40 руб.
В заключение хотелось бы отметить, что реализация дебиторской задолженности на торгах — процесс неединовременный, и с момента наложения ареста до реализации проходит значительное время — как минимум два месяца (оценка, выставление на торги, время до торгов). За это время при желании дебитор вполне может добровольно перечислить сумму долга на депозитный счет (было бы само желание). Поэтому предлагаем реализовывать дебиторскую задолженность, как и иные имущественные права, одним способом: оценка специалистом, торги…

Автор: А.Н. Берсенев

Источник: Консультант Плюс

Поиск