Представим себе такую ситуацию: ИФНС по результатам налоговой проверки доначислила организации налог, выписала штраф и назначила пени. Организация, не согласившись с этим решением, оспаривает его, нередко в судебном порядке. И суд «присуждает победу» организации, признавая недействительным решение ИФНС. Последняя должна вернуть сумму излишне удержанного налога. Казалось бы, остается только радоваться хэппи-энду. Если бы не одно но…

Чтобы вовремя погасить задолженность (и тем самым избежать негативных последствий за нарушение сроков ее погашения в виде приостановления операций по счетам), организациям приходится изымать из оборота часть средств (иногда весьма внушительную) либо использовать заемные средства, неся при этом расходы в виде уплаты процентов.

Можно ли взыскать с ИФНС убытки, понесенные вследствие неправомерных действий налоговиков? Оказывается, можно. Правда, необходимо запастись железными аргументами.

Покажем, как это удалось налогоплательщику, на примере из арбитражной практики — см. Постановление АС МО от 27.02.2015 N Ф05-852/2015 по делу N А40-56679/14. Дело, о котором пойдет речь, рассматривалось в трех инстанциях, и в каждой судьи поддержали налогоплательщика.

Суть дела

В организации прошла выездная налоговая проверка, по результатам которой ИФНС вынесла решение о привлечении налогоплательщика к административной ответственности, в связи с чем предлагалось уплатить недоимку, штрафы, пени.

Требование об уплате было получено организацией 26.11.2012 по состоянию на 07.11.2012 на сумму порядка 2535 тыс. руб. Компания не согласилась ни с решением, ни с требованием, но, принимая во внимание последующее действие налогового органа в виде блокирования указанной суммы на всех счетах (в том числе валютных), что привело бы к фактической остановке деятельности и невозможности исполнения обязательств перед персоналом, контрагентами (в том числе и зарубежными) и бюджетом, была вынуждена направить на погашение незаконного требования налогового органа все имевшиеся оборотные средства, в том числе недавно полученные кредитные ресурсы, в общей сумме 2535 тыс. руб., что подтверждено банковской выпиской от 27.11.2012.

Не согласившись с решением ИФНС, после соблюдения процедуры обжалования в Управление ФНС организация обжаловала решение в арбитражный суд, который признал решение ИФНС и требование об уплате налогов, сборов, пеней недействительными, а также обязал ИФНС возвратить организации незаконно взысканные денежные средства в сумме 2535 тыс. руб.

Таким образом, действия налогового органа были признаны незаконными. В связи с этим налогоплательщик направил в ИФНС требование о возврате принадлежащих ему денежных средств, которое было исполнено 02.10.2013.

Между тем 26.11.2012 (то есть за день до списания денежных средств по решению ИФНС) организация заключила с банком кредитный договор, согласно которому банк предоставил заемщику денежные средства в сумме 2000 тыс. руб. под 14% годовых со сроком возврата до 25.11.2013 включительно. Выдача кредита подтверждается выпиской по счету организации.

Из выписки также следовало, что на момент погашения требования на расчетном счете организации находились денежные средства в размере 2975 тыс. руб., в том числе 975 тыс. руб. собственных и 2000 тыс. руб. заемных.

Таким образом, сумма собственных средств организации, направленных на погашение требования ИФНС, составила порядка 975 тыс. руб., заемных — 1560 тыс. руб. Итого 2535 тыс. руб.

В силу кредитного договора кредит предоставлялся заемщику исключительно на финансирование оборотного капитала, то есть для ведения предпринимательской деятельности и извлечения прибыли. Однако налогоплательщик вынужден был часть заемных средств использовать для погашения требования налогового органа, поскольку, если бы требование последнего не было удовлетворено (в том числе за счет кредитных средств), налоговики, в соответствии со ст. 76 НК РФ, приостановили бы операции по всем счетам организации, что повлекло бы невозможность надлежащего исполнения обязательств перед всеми контрагентами, а впоследствии сумма требований была бы все равно списана со счетов.

При этом заявитель, добросовестно выполняя условия кредитного договора, выплатил за период с 14.12.2012 по 15.11.2013 проценты за пользование кредитными средствами на общую сумму 224,7 тыс. руб.

Поскольку налогоплательщик не имел возможности использовать кредитные ресурсы в полном объеме для осуществления экономической деятельности, в связи с чем не получил доход, из которого и предполагалось произвести выплату кредитных процентов и возврат самого кредита, то он посчитал необходимым обратиться в суд с исковым заявлением о взыскании убытков с ИФНС.

В суде налоговая инспекция заявила об отсутствии причинно-следственной связи между понесенными налогоплательщиком убытками и действиями инспекции, поскольку, по ее мнению, тому в любом случае было необходимо выплачивать банку проценты по кредиту, независимо от того, на какие цели были использованы заемные средства.

Однако суд опроверг доводы ИФНС и выявил эту связь.

О причинно-следственной связи

Статьей 13 ГК РФ предусмотрено, что ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

В случае признания судом акта недействительным нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными ст. 12 ГК РФ. В силу абз. 3 ст. 12 защита гражданских прав осуществляется путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Согласно п. 1 ст. 35 НК РФ налоговые и таможенные органы несут ответственность за убытки, причиненные налогоплательщикам, плательщикам сборов и налоговым агентам вследствие своих неправомерных действий (решений) или бездействия, а равно неправомерных действий (решений) или бездействия должностных лиц и других работников указанных органов при исполнении ими служебных обязанностей. Причиненные налогоплательщикам, плательщикам сборов и налоговым агентам убытки возмещаются за счет федерального бюджета в порядке, предусмотренном НК РФ и иными федеральными законами.

Как следует из п. 2 ст. 103 НК РФ, причиненные неправомерными действиями налоговых органов или их должностных лиц при проведении налогового контроля убытки подлежат возмещению в полном объеме, включая упущенную выгоду (неполученный доход).

Согласно п. 1 ст. 11 НК РФ институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства РФ, используемые в Налоговом кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено НК РФ.

Поскольку понятие «убытки» не определено законодательством о налогах и сборах, в силу названной нормы подлежит применению определение данного термина, приведенное в ст. 15 ГК РФ.

Пунктом 1 указанной статьи предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. При этом в силу п. 2 ст. 15 ГК РФ под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утраченного или поврежденного имущества.

С учетом того, что убытки — вид гражданско-правовой ответственности, отношения, связанные с возмещением убытков, подлежат регулированию нормами ГК РФ, в частности ст. ст. 16 и 1069.

Согласно ст. 16 убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом РФ или муниципальным образованием.

В ст. 1069 предусмотрено, что внедоговорной вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет, соответственно, казны Российской Федерации, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

Общими основаниями ответственности за причинение вреда являются противоправность поведения нарушителя, причинно-следственная связь между таким поведением и наступившим вредом, вина причинителя вреда (ст. 1064 ГК РФ).

В решении и Постановлениях по делу N А40-56679/14 судьи всех трех инстанций были единодушны в своем выводе: расходы по погашению процентов за пользование кредитом в отсутствие прибыли, предусмотренной в качестве цели получения заемных средств, понесены налогоплательщиком вследствие исполнения незаконного требования налогового органа. Иными словами, если бы налоговый орган не вынес решение, незаконно предъявив требование об уплате налогов, сборов, пеней, у организации не возникла бы обязанность по перечислению части кредитных средств в бюджет на исполнение налогового требования, что привело бы к использованию кредитных средств по назначению и получению прибыли для погашения суммы кредита и процентов по нему. То есть суд усмотрел наличие причинно-следственной связи между незаконными действиями налогового органа и расходами, понесенными организацией при погашении процентов за пользование кредитом.

Организация правильно рассчитала размер убытков

Организация не только доказала факт причинения налогоплательщику убытков, но и смогла представить аргументированный расчет размера убытков.

Судите сами. Сумма кредита составляла 2000 тыс. руб. Из этой суммы ушло с расчетного счета на погашение налогового требования 1560 тыс. руб. Проценты, перечисленные банку, составили 225 тыс. руб.

По данным организации сумма убытков, подлежащих взысканию с ИФНС, составляет 175,5 тыс. руб. Указанная сумма исчислена за период с момента перечисления денежных средств в погашение незаконных требований налогового органа (27.11.2012) до даты поступления незаконно взысканных денежных средств на счет заявителя (02.10.2013).

При этом организация пояснила, что расчеты убытков произведены ею по правилам прямой пропорции: 225 тыс. руб. x 1560 тыс. руб. / 2000 тыс. руб. = 175,5 тыс. руб.

Вывод

Обратите внимание, что в данном деле налогоплательщик сумел доказать, во-первых, факт причинения убытков противоправными действиями налогового органа, во-вторых, наличие причинно-следственной связи между действиями инспекции и возникшими убытками, в-третьих, размер убытков.

В отсутствие перечисленных аргументов шансы налогоплательщика доказать свою правоту невелики.

Например, в Постановлении ФАС МО от 17.05.2013 по делу N А41-34863/12 суд встал на сторону налоговиков. Ситуация была аналогична той, что рассматривалась выше: организация обратилась в суд с иском к ИФНС о взыскании убытков, причиненных несвоевременным принятием решения о приостановлении операций по счету налогоплательщика, что послужило причиной нарушения сроков по договору поставки. В подтверждение наличия и размеров убытка организация представила платежное поручение об уплате штрафов по указанному договору.

Как сообщили судьи, отказывая налогоплательщику в удовлетворении требований, им не доказана причинно-следственная связь между понесенными убытками и действиями ИФНС, не доказан размер убытков. Кроме того, действия инспекции не признаны неправомерными, ее решение о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в суде не оспорено. При этом добровольное выполнение штрафных санкций по договору не может служить основанием для возмещения соответствующих сумм налоговым органом.

 

Автор: Е.Л.Ермошина

Источник: Консультант Плюс

Поиск