Деятельность в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности в настоящее время довольно подробно регламентирована правовыми нормами. Пятилетний период применения Федерального закона от 23.11.2009 N 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон об энергосбережении), завершение процесса принятия основного комплекса нормативных правовых актов в развитие его положений, разработка в довершение ко всему разного рода типовых форм и документов (действуют свыше 40 нормативных правовых и иных актов), равно как и последовательное внедрение идей энергосбережения в другие законодательные акты (например, в ст. 19 Федерального закона от 27.07.2010 N 190-ФЗ „О теплоснабжении“ (далее — Закон о теплоснабжении), ст. 20 Федерального закона от 07.12.2011 N 416-ФЗ „О водоснабжении и водоотведении“ (далее — Закон о водоснабжении)) позволяют оценить эффективность ряда положений сформированного законодательства, подчеркнуть преимущества и выявить проблемы правового регулирования. Анализ обширной судебной практики применения законодательства об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности (далее — законодательство об энергосбережении) оказывается необходимым для решения поставленной задачи.

Судебные споры относительно применения тех или иных нововведений Закона об энергосбережении начались практически сразу после его вступления в силу. Например, запрет с 1 января 2011 г. оборота на территории Российской Федерации электрических ламп накаливания мощностью 100 Вт и более, которые могут быть использованы в цепях переменного тока в целях освещения, а также недопущение размещения заказов на поставки электрических ламп накаливания для государственных или муниципальных нужд, которые могут быть использованы в цепях переменного тока в целях освещения, намеченное последовательное сокращение оборота электрических ламп, закрепленные в ч. 8 ст. 10 Закона об энергосбережении, были обжалованы в Конституционный Суд (КС) РФ <1>. Впоследствии в Суде оспаривались требования названного Закона об обязательности проведения энергетического обследования для определенных организаций, о применении приборов учета энергетических ресурсов <2>.

———————————

<1> См.: Определение КС РФ от 17.06.2010 N 881-О-О.

<2> См.: Определения КС РФ от 16.07.2013 N 1232-О, от 22.01.2014 N 216-О, от 25.09.2014 N 2087-О.

Однако возможность успешного содержательного применения в судебных спорах положений законодательства об энергосбережении появилась все же относительно недавно: тогда, когда был, наконец, полностью сформирован комплекс необходимых подзаконных нормативных правовых актов. Согласно Плану мероприятий по энергосбережению и повышению энергетической эффективности в Российской Федерации, направленных на реализацию Закона об энергосбережении (утв. распоряжением Правительства РФ от 01.12.2009 N 1830-р), такие акты разрабатывались до конца 2012 г. Фактически уже с дифференциацией энергетических ресурсов они продолжают приниматься в текущем режиме <3>.

———————————

<3> О процессе формирования законодательства об энергосбережении см.: Игнатьева И. А. Проблемы правового обеспечения создания «зеленой» экономики в России // Вестник Московского университета. 2012. Сер. 11. Право. N 2. С. 36 — 41.

Надо отметить, что, как это ни странно звучит, апеллирование к Закону об энергосбережении в материалах сторон спора далеко не всегда носит содержательный характер.

Суды столкнулись с таким любопытным явлением, как ссылки сторон на Закон об энергосбережении для укрепления той или иной своей позиции без какой-либо связи с существом спора. Упоминание этого Закона среди доводов, особенно в период сразу после его принятия, образовало небольшую тенденцию в судебной практике к отклонению необоснованных аргументов, не связанных содержательно с предметом иска.

В таких случаях суды подчеркивают, что Закон об энергосбережении неприменим к рассматриваемым правоотношениям. Например, при рассмотрении апелляционной жалобы ОАО «Теплоэнерго» на решение Арбитражного суда Кемеровской области от 09.02.2010 по делу N А27-12245/2009 в связи с рассмотрением иска к ООО „КИТАТ-РК“ о взыскании суммы долга по договору на отпуск и пользование тепловой энергии (спор о порядке подсчета тепловых ресурсов в условиях отсутствия прибора учета) Седьмой арбитражный апелляционный суд отклонил ссылку на то, что решение суда противоречит нормам Закона об энергосбережении, поскольку „указанный Закон неприменим к данным отношениям сторон“ <4>.

———————————

<4> См.: Постановление Седьмого ААС от 21.04.2010 N 07АП-2851/10.

Используется ссылка на Закон об энергосбережении и в деле по иску ЗАО «Фирма „Агрокомплекс“» к ОАО „Кубанская энергосбытовая компания“ о взыскании суммы убытков, возникших в результате оплаты неправомерно доначисленной стоимости потерь электрической энергии. Как указал Высший Арбитражный Суд (ВАС) РФ, в рассматриваемом случае Закон „не освобождает компанию от бремени доказывания обстоятельств, на которые она ссылается в обоснование своих возражений“ <5>.

———————————

<5> См.: Определение ВАС РФ от 25.02.2010 N ВАС-906/10 по делу N А32-684/2008-24/3-35/162-2009-16/12В.

Споры по установке и применению при расчетах приборов учета энергетических ресурсов образовали целый массив актов судебной практики. Само существование такого массива, кажется, свидетельствует о некоей болезненности, трудности восприятия в обществе требования об обязательном использовании приборов учета.

Первые конкретизированные по содержанию требования о применении приборов учета при осуществлении расчетов за используемые воду, природный газ, тепловую и электрическую энергию появились в ст. 13 Закона об энергосбережении; согласно ст. 11 этого Закона не допускается ввод в эксплуатацию зданий, строений, сооружений, построенных, реконструированных, прошедших капитальный ремонт и не соответствующих требованиям энергетической эффективности и требованиям оснащенности их приборами учета используемых энергетических ресурсов. Условие об обязанности исполнителя по установке и вводу в эксплуатацию приборов учета используемых энергетических ресурсов — один из возможных пунктов энергосервисного договора (контракта) по ст. 19 Закона об энергосбережении, хотя, как справедливо отмечается в специальной литературе, сами по себе приборы учета могут рассматриваться, скорее всего, лишь как основа для последующих энергосберегающих мероприятий <6>.

———————————

<6> См., напр.: Матиящук С. В. Формирование условий и заключение энергосервисного договора с управляющими организациями // Жилищное право. 2010. N 8. С. 65 — 70.

Согласно ст. 19 Закона о теплоснабжении ввод в эксплуатацию источников тепловой энергии и подключение теплопотребляющих установок новых потребителей без оборудования точек учета приборами учета согласно правилам коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя не допускаются. В соответствии со ст. 20 Закона о водоснабжении подключение абонентов к централизованной системе горячего водоснабжения, централизованной системе холодного водоснабжения без оборудования узла учета приборами учета воды не допускается; абоненты и организации, эксплуатирующие канализационные сети, обязаны оборудовать принадлежащие им канализационные выпуски в централизованную систему водоотведения приборами учета сточных вод в случаях, определенных правилами холодного водоснабжения и водоотведения, утвержденными Правительством Российской Федерации.

На уровне судебных споров по рассматриваемому вопросу вскрываются однотипные проблемы: по определению ответственных за установку приборов учета лиц, уточнению места установки прибора учета, принуждению к принятию установленных приборов учета снабжающими организациями и др. В этом аспекте характерным предстает дело по исковому заявлению ООО «Универстрой» к ОАО „Кызылская ТЭЦ“ об обязании названного ОАО подписать акт допуска в эксплуатацию узла учета тепловой энергии на источнике теплоты дома, заключить договор теплоснабжения и о взыскании убытков. В ходе рассмотрения дела Арбитражным судом Республики Тыва (решение от 26.02.2010 по делу N А69-1828/2009) апелляционной жалобы Третьим арбитражным апелляционным судом (Постановление от 02.07.2010) был установлен факт неправомерного уклонения ответчика от заключения договора теплоснабжения и от допуска узла учета тепловой энергии в эксплуатацию. Несмотря на то что прибор учета энергии был установлен на источнике теплоты построенного дома, в течение определенного времени он не применялся, поскольку ОАО не принимало его к эксплуатации и отказало в согласовании проекта учета тепловой энергии с названным ООО. Соответственно, оплата поставленной энергии не могла осуществляться по прибору учета теплоэнергии.

Но это спор, возникший в период, когда отсутствовала прямая норма закона об определении места установки прибора учета. Согласно ч. 2 ст. 19 Закона о теплоснабжении приборы учета устанавливаются в точке учета, расположенной на границе балансовой принадлежности, если договором теплоснабжения или договором оказания услуг по передаче тепловой энергии не определена иная точка учета. Впоследствии подобное правило было закреплено в ч. 5 ст. 20 Закона о водоснабжении и водоотведении: приборы учета воды, сточных вод размещаются абонентом, организацией, эксплуатирующей водопроводные или канализационные сети, на границе балансовой принадлежности сетей, границе эксплуатационной ответственности абонента, указанных организаций или в ином месте в соответствии с договорами.

В аспекте анализа споров, подобных вышеприведенному, пробелом правового регулирования выступает отсутствие каких-либо практически значимых процедур и правил установки приборов учета в Законе об энергосбережении — акте, который обобщает правила сбережения при использовании всех энергетических ресурсов.

В другом споре энергоснабжающая организация никак не соглашалась допустить к эксплуатации уже установленный прибор учета, выдвигая ряд дополнительных технических условий для подключения данного прибора. Арбитражным судом Республики Саха (Якутия) (решение от 28.06.2013 по делу N А58-1343/2013) и далее Четвертым арбитражным апелляционным судом (Постановление от 14.11.2013) было установлено, что истец — МУП «Хандыгский хлебозавод» — подготовил все документы для приемки узла учета тепловой энергии, осуществил работы по подготовке объекта к отопительному сезону и представил теплоснабжающей организации узел учета теплоэнергии для приемки. Однако ответчик — теплоснабжающая организация ООО „Теплосервис“ — его к эксплуатации не принял и впоследствии предъявлял стоимость поставленной тепловой энергии по нормативам потребления. К правоотношениям был применен п. 7.1 Правил учета тепловой энергии и теплоносителя (утв. Минтопэнерго России 12.09.1995 N Вк-4936) с перечнем документов, необходимых для допуска узла учета тепловой энергии в эксплуатацию. В результате судом установлено, что требования с некими дополнительными техническими условиями для установки прибора учета тепловой энергии, выданные теплоснабжающей организацией МУП, не предусмотрены действующими нормативными актами, а отказ ответчика принять прибор учета истца в эксплуатацию при отсутствии нарушений как в работе прибора учета, так и при его установке оценен как неправомерный.

Подробное исследование судом материалов дела, а также конкретного места установки приборов учета в споре между ООО «СеверЭнергоПром» и ТСЖ „Весна“ — в судебном заседании, как помечено в Постановлении суда, даже объявлялся перерыв „для составления акта осмотра внутридомовых тепловых сетей для определения расстояния от внешней стены дома до приборов учета“ — позволило судебной инстанции установить: „Приборы учета на вторую очередь застройки установлены на расстоянии почти 80 метров от ввода в дом, на первую очередь — 23 метров“ <7>. Вывод судебной коллегии — общедомовые приборы учета в многоквартирном доме в спорный период отсутствовали, и, как следствие, ТСЖ „Весна“ необходимо оплатить поставленные тепловые ресурсы по нормативу потребления, а не по показаниям приборов учета. Данный вывод подтвержден во всех вышестоящих судебных инстанциях. ВАС РФ, отказывая в передаче дела в Президиум, еще раз подчеркнул, что „имеющиеся приборы учета нельзя признать общедомовыми и, как следствие, достоверно определить по ним объем коммунальных ресурсов, поставленных ответчику“ <8>.

———————————

<7> См.: Постановление Второго ААС от 26.06.2013 по делу N А29-9023/2012.

<8> Определение ВАС РФ от 12.02.2014 N ВАС-401/14.

Целый ряд доводов, используемых для отказа в принятии приборов учета в эксплуатацию, приводится и оценивается как несостоятельный в Определении ВАС РФ от 26.06.2013 N ВАС-7706/13: это и ссылки на необходимость соблюдения неких требований о подаче заявки на ввод в эксплуатацию приборов учета, и предположения о возможных дополнительных (несанкционированных) подключениях к стоякам, проходящим через спорные помещения, и требование установить приборы учета одновременно на пожарных кранах, на источниках холодной и горячей воды. Даже отказ от вступления в ЖСК выдвигается как основание отказа от приема в эксплуатацию приборов учета. В деле N А74-3354/2012, рассмотренном 14 сентября 2012 г. Арбитражным судом Республики Хакасия, 21 ноября 2012 г. Третьим арбитражным апелляционным судом установлено, что ООО «Участок жилищно-эксплуатационных услуг N 2» взимал плату с владельцев помещений в жилых многоквартирных домах за опломбирование места установки индивидуальных приборов учета холодной и горячей воды (а вовсе не средств измерения, которые согласно ч. 5 ст. 20 Закона о водоснабжении опломбируются организациями, осуществляющими горячее и холодное водоснабжение без взимания платы с абонента).

В указанном деле судом успешно применены требования антимонопольного законодательства. Судебной практикой выявляется, что энергоснабжающие организации, измышляя самые разнообразные дополнительные требования и условия к приему в эксплуатацию приборов учета, нередко еще и занимают доминирующее положение на соответствующем рынке <9>.

———————————

<9> Такие проблемы были обозначены, например, в Постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 30.08.2012 по делу N А46-6750/2012; АС Уральского округа от 12.11.2014 N Ф09-7124/14 по делу N А50-24708/2013.

Следовательно, проблемы с внедрением приборов учета энергетических ресурсов, с одной стороны, могут быть связаны с нежеланием и незаинтересованностью снабжающих организаций в наличии и применении таковых, с другой — имеют вполне технический и индивидуальный характер.

И если эти последние факторы лишь выявляют широту и вариативность практических условий применения общих правил энергосбережения (действительно, в каждом конкретном случае эти условия требуют особого предметного исследования в суде), то первые, скорее всего, связаны с недостаточно продуманными механизмами реализации законодательства об энергосбережении.

По ряду вопросов, выявляемых судебными инстанциями, происходит определенный отклик на уровне нормотворчества, проявляющийся в принятии подзаконных нормативных правовых актов с нужными уточнениями и разъяснениями. В части правового обеспечения выполнения требований законодательства об оснащении энергопотребителей приборами учета развивается ведомственное нормотворчество. Так, Порядком, утвержденным Приказом Минэнерго России от 07.04.2010 N 149, определяются особенности заключения и существенные условия договора, регулирующего условия установки, замены и (или) эксплуатации приборов учета используемых энергетических ресурсов (воды, природного газа, тепловой энергии, электрической энергии) на объектах, подключенных к электрическим сетям централизованного электро-, тепло-, водо-, газоснабжения и (или) иным системам централизованного снабжения энергетическими ресурсами. Кроме того, Минэнерго России утверждена примерная форма предложения об оснащении приборами учета используемых энергетических ресурсов (см. Приказ Минэнерго России от 16.04.2010 N 178).

В зависимости от вида поставляемых энергетических ресурсов большое значение имеет детализация вопроса в Постановлениях Правительства РФ от 27.08.2012 N 857 «Об особенностях применения Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов» и от 06.05.2011 N 354 „О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов“. Множество условий и правил вплоть до технических деталей раскрывается в Правилах учета тепловой энергии и теплоносителя, утвержденных Минтопэнерго России 12.09.1995 N Вк-4936; Постановлении Правительства РФ от 21.07.2008 N 549 „О порядке поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан“.

Для успешного и однозначного разрешения всех затруднительных для практики моментов энергосбережения и повышения энергоэффективности необходимо системное видение механизмов реализации государственной политики в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности.

Важно оценить целесообразность наличия в Законе об энергосбережении фактически взаимоисключающих по направленности интереса организаций правил снабжения энергетическими ресурсами и введения в эксплуатацию приборов учета (если последнее не осуществляется исполнителем энергосервисного договора, который к тому же не совпадает в одном лице с энергоснабжающей организацией).

Большинство обозначенных проблем могут быть сняты при учете законодателем вопросов, поднимаемых в судебной практике. Один из вариантов такой работы связан с четким разграничением компетенции по энергоснабжению и по установке и вводу в эксплуатацию приборов учета энергетических ресурсов. Обозначенные проблемы требуют обоснованного решения в действующем законодательстве.

 Автор: И.А. Игнатьева

Источник: Консультат Плюс

References

 

Ignatyeva I. A. Problemy pravovogo obespecheniya sozdaniya «zelenoy» ekonomiki v Rossii [Problems of legal provision of creating „green“ economy in Russia] (in Russian) // Vestnik Moskovskogo universiteta [Moscow University Bulletin]. Series 11. Law. 2012. N 2. P. 26 — 41.

Matiyashchuk S. V. Formirovanie usloviy i zakliuchenie energoservisnogo dogovora s upravlyayushchimi organizatsiyami [Formation of conditions and conclusion of an energy service contract with managing organisations] (in Russian) // Zhilishchnoe pravo [Housing Law]. 2010. N 8. P. 65 — 70.

Поиск