ПЕРВЫЙ СТОЛИЧНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР

Телефоны: (495) 649-41-49, 64-911-65 

 

 

Жилищный кодекс РФ не содержит четких понятий ни о том, что следует считать намеренным ухудшением жилищных условий, ни о том, какие действия квалифицируются как «намеренные», ни о том, каков порядок определения в действиях граждан факта намеренного ухудшения жилищных условий. Следует отметить, что Пленум Верховного Суда РФ также не дает разъяснение по указанным вопросам. Между тем их разрешение имеет важное практическое значение, так как суды общей юрисдикции и органы местного самоуправления в своей деятельности дают неоднозначные и часто противоречивые толкования положений Жилищного кодекса РФ в части ухудшения жилищных условий.

Частично разъяснил ситуацию Конституционный Суд РФ в своем Определении от 19.04.2007 N 258-О-О. Суд указал, что намеренным ухудшением жилищных условий являются умышленные действия граждан, направленные на создание искусственного ухудшения жилищных условий, если указанные действия привели к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем. То есть намеренное ухудшение жилищных условий — это злоупотребление правом, которое заключается в использовании гражданами субъективного права в противоречие с его социальным назначением.намеренное ухудшение жилищных условий
В соответствии со статьями 53 — 54 Жилищного кодекса РФ намеренное ухудшение жилищных условий, как и любое другое злоупотребление правом, порождает неблагоприятные последствия для лица, его совершившего. Виновные лица могут быть приняты на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях только через пять лет со дня совершения неправомерных действий. Следует отметить, что в некоторых случаях даже истечение пяти лет с момента нарушения не вернет нарушителям право стать на учет в качестве нуждающихся.
В качестве примера рассмотрим Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия по делу N 33-643/2014.
Из материалов дела: Б.Д.Б. обратился в суд с заявлением к администрации городского округа Саранск о признании незаконным постановления в части снятия его и членов семьи с учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий; понуждении восстановить в списках граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

В обоснование требований указал, что им были поданы все необходимые документы для признания его семьи нуждающейся в улучшении жилищных условий.
04.12.2013 в его адрес было направлено письмо, в котором сообщено о том, что постановлением администрации его семья из трех человек снята с учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, так как в представленных документах выявлены не соответствующие действительности сведения о нуждаемости в улучшении жилищных условий, послужившие основанием для принятия на учет.
Считает, что вывод о наличии оснований для принятия решения о снятии его и членов его семьи с учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, не соответствует действительности.
Решением суда первой инстанции исковые требования Б.Д.Б. удовлетворены.
В апелляционной жалобе представитель администрации считает решение суда незаконным и необоснованным, подлежащим отмене.
Проверив законность и обоснованность обжалуемого решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
Согласно пункту 2 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса РФ гражданами, нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, признаются являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи меньше учетной нормы.
В соответствии со статьей 11 Закона Республики Мордовия от 01.07.2005 N 57-З «О регулировании жилищных отношений в Республике Мордовия» Правительство Республики Мордовия Постановлением от 25.08.2005 N 335 утвердило Правила учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, которые в соответствии с действующим законодательством имеют право на государственную поддержку в строительстве или приобретении жилья (далее — Правила).
Учетная норма жилого помещения в силу решения Саранского городского Совета депутатов Республики Мордовия составляет 12,5 кв. м общей площади жилого помещения на одного члена семьи.
Постановка на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий в соответствии с пунктом 7 Правил осуществляется на основании документов, подтверждающих право претендентов на получение социальных выплат на приобретение жилого помещения или создание объекта индивидуального жилищного строительства.
Постановлением главы администрации городского округа Саранск Б.Д.Б. с составом семьи из двух человек поставлен на учет на улучшение жилищных условий.

08.02.2013 Б.Д.Б. обратился в администрацию городского округа Саранск о прохождении перерегистрации очереди на улучшение жилищных условий его семьи.
Согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о правах лица на имевшиеся (имеющиеся) объекты недвижимого имущества от 25.11.2013 следует, что Б.А.С. на основании договора передачи, заключенного с МУП «Инсарское районное производственное предприятие ЖКХ» 12.11.2002, имела долю в праве общей долевой собственности на квартиру. 25.10.2007 Б.А.С. произвела отчуждение указанной доли. Постановлением администрации семья Б.Д.Б. снята с учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, так как выявлены в представленных документах не соответствующие действительности сведения (пункт 6 части 1 статьи 56 Жилищного кодекса РФ).
Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, установив, что в 2007 году на момент подачи документов у семьи Б. отсутствовали основания для постановки на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, исходил из того, что уже на период снятия семьи Б. с учета в 2013 году истек установленный законом пятилетний срок со дня совершения намеренных действий, направленных на ухудшение жилищных условий, что свидетельствует о незаконности постановления администрации городского округа в части снятия Б.Д.Б. и членов его семьи с учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий.
Судебная коллегия считает данный вывод суда первой инстанции ошибочным.
Согласно статье 53 Жилищного кодекса РФ граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны таковыми, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий. Б.А.С. предоставила справку, не содержащую сведений об отчуждении доли на квартиру, и именно отсутствие в указанной справке сведений о состоявшемся отчуждении послужило основанием для постановки семьи Б. на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий (пункт 6 части 1 статьи 56 Жилищного кодекса РФ).
Судебная коллегия считает доказанным, что отчуждение Б.А.С. принадлежащей ей доли в собственности на квартиру имело намеренный характер и повлекло ухудшение жилищных условий проживания семьи Б., так как на каждого из них стало приходиться на 08.11.2007 меньше учетной нормы жилой площади.
Таким образом, на дату постановки заявителя и членов его семьи на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, имелись обстоятельства, исключающие в соответствии с требованиями, предусмотренными статьей 53 Жилищного кодекса РФ, признание семьи Б. нуждающейся в улучшении жилищных условий и постановку на соответствующий учет, о которых заявитель не сообщил, представив справку, не содержащую сведений об отчуждении Б.А.С. доли в собственности на квартиру и тем самым не соответствующую действительности.

Согласно подпункту «г» пункта 20 Правил граждане снимаются с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий в случае выявления в представленных документах не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий, послуживших основанием для принятия на учет, а также неправомерных действий должностных лиц при решении вопроса о принятии на учет.
Таким образом, заслуживают внимания доводы апелляционной жалобы об ошибочности вывода суда первой инстанции о том, что истечение пятилетнего срока с момента отчуждения доли в собственности на жилое помещение является обстоятельством, исключающим применение подпункта «г» пункта 20 Правил.
Следовательно, постановление суда первой инстанции подлежит отмене.
Нуждаемость лица, а также членов его семьи в улучшении жилищных условий на момент принятия решения о снятии их с учета не имеет юридического значения для применения такой нормы в случае, если основанием для постановки на учет явились заведомо ложные сведения.
Важно: неистечение пяти лет со дня совершения действий, которые повлекли намеренное ухудшение жилищных условий, является основанием для отказа в принятии на учет нуждающихся в жилых помещениях, но снять таких лиц с учета нуждающихся в жилых помещениях нельзя. То есть если граждане приняты на учет до истечения пятилетнего срока со дня совершения действий, повлекших намеренное ухудшение жилищных условий, то сняты они могут быть только по основаниям, предусмотренным пунктом 6 части 1 статьи 56 Жилищного кодекса РФ случае представления недостоверных сведений при постановке на учет либо если установлен факт неправомерных действий должностных лиц органов местного самоуправления, которые осуществляют учет нуждающихся в жилых помещениях граждан).
Жилищный кодекс РФ не содержит критериев, по которым действия граждан квалифицируются как намеренное ухудшение жилищных условий, и чиновники принимают решение по своему внутреннему убеждению, что порождает благоприятную почву для злоупотребления правом и роста коррупции. В итоге граждане зачастую должны либо дать взятку чиновнику, либо идти в суд и доказывать, что смена состава семьи либо смена места жительства — это не злой умысел с целью ухудшения жилищных условий.
Пример из судебной практики: Апелляционное определение по делу N 33-1629/57.

Из материалов дела: Б.А.В., Б.И.Н., действующие в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери Б.К.А., обратились в суд с иском к администрации о признании незаконным отказа в постановке на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий.
В обоснование требований указали, что они зарегистрированы и проживают в двухкомнатной квартире. Кроме них в данной квартире также проживают дедушка супруги — Т.Л.В. (собственник квартиры) и бабушка Т.М.Ф. В связи с необеспеченностью общей площадью по социальной норме, 11.05.2012 Б.А.В. обратился в администрацию с заявлением о принятии семьи на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Постановлением администрации в постановке на учет им было отказано.
Решением суда первой инстанции их требования удовлетворены в полном объеме.
В апелляционной жалобе заместитель главы администрации просил решение суда отменить.
В жалобе указал, что истцы зарегистрировались в жилом помещении 14.04.2012. До этого Б. проживали в жилом помещении большей площадью. Считает, что действия истцов по смене места жительства следует расценивать как намеренное ухудшение жилищных условий. Наличие конфликта с собственником помещения, в котором истцы проживали до переезда, не доказано материалами дела. Полагает, что вывод суда о конфликте истцов с собственником прежнего жилого помещения, послужившем причиной их переезда, построен на основе предположения.
Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, находит его подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.
Принимая решение, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 53, 54 Жилищного кодекса РФ и исходил из наличия законных и достаточных оснований для удовлетворения заявленных исковых требований.
В соответствии с подпунктом 2 пункта 4 Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, которые в соответствии с действующим законодательством имеют право на государственную поддержку в строительстве или приобретении жилья редакциях от 21.12.2009 и 12.04.2010), утвержденных Постановлением Правительства Республики Мордовия от 25.08.2005 N 335, нуждающимися в улучшении жилищных условий признаются в том числе граждане, являющиеся собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи меньше учетной нормы (менее 12,5 кв. метров общей площади жилого помещения на одного члена семьи).

Учитывая, что наряду с собственником квартиры Т.Л.В. и его жены Т.М.Ф. в указанной квартире зарегистрированы члены семьи: их внучка Б.И.Н., муж внучки Б.А.В., правнучка Б.К.А., то на долю каждого проживающего в вышеуказанной квартире приходится менее 12,5 кв. метров от общей площади квартиры. Истица, ее супруг и их несовершеннолетняя дочь были вселены в квартиру в установленном законом порядке как члены семьи собственника жилого помещения.
Довод жалобы о том, что действия истцов по смене места жительства следует расценивать как намеренное ухудшение своих жилищных условий, не нашел своего подтверждения и отклоняется как несостоятельный.
Судом первой инстанции установлено, что Б. не являлись собственниками помещения, в котором проживали до переезда к Т., в собственности жилья не имеют, при переезде и регистрации в жилом помещении, где они фактически проживают, у истцов не было намерений ухудшить свои жилищные условия и приобрести право состоять на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий.
Таким образом, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным. Оснований для отмены решения суда, как о том ставится вопрос в апелляционной жалобе, не усматривается.
Следует отметить, что чиновники не учитывают, что по смыслу статьи 53 Жилищного кодекса РФ ограничения в постановке на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях являются допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий. Более того, данная статья не указывает, кто имеет право квалифицировать действия лица как намеренное ухудшение жилищных условий, а также кто должен доказывать наличие (отсутствие) умысла при совершении намеренных действий. В связи с отсутствием достаточного регулирования органы местного самоуправления считают, что если граждане совершают какие-либо действия, которые, по их мнению, направлены на ухудшение жилищных условий, то данные действия априори считаются недобросовестными, намеренными и направлены на приобретение права состоять на учете.

При всем этом не принимается во внимание, что статья 53 Жилищного кодекса РФ и подзаконные нормативные акты, регулирующие вопросы постановки на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, должны применяться во взаимосвязи с пунктом 3 статьи 10 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которым закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно. Разумность и добросовестность действий участников гражданских правоотношений соответственно презюмируются, то есть их опровержение и, соответственно, установление в действиях граждан признаков намеренного ухудшения жилищных условий возможны только в судебном порядке по заявлению соответствующего органа местного самоуправления. Но в реальности все происходит наоборот — чиновники изначально считают действия граждан незаконными, а если кто не согласен, то он должен доказывать свою правоту в суде.
приобретение жилья меньшей площадьюСледует также отметить, что в соответствии с действующим жилищным законодательством ухудшением жилищных условий являются действия граждан, которые, прежде всего, направлены на уменьшение общей площади жилого помещения. Следовательно, приобретение жилья меньшей площадью, пусть и по большей стоимости, заведомо будет квалифицировано как искусственное ухудшение жилищных условий. При этом не имеют правового значения такие факты, как рыночная стоимость, месторасположение, состояние жилого помещения.
Как уже отмечалось выше, конкретного списка действий, которые следует считать намеренным ухудшением жилищных условий, в Жилищном кодексе РФ нет, а статья 53 Жилищного кодекса РФ содержит только последствия такого ухудшения. Вообще установление такого перечня действий находится в совместном ведении органов государственной власти РФ и субъекта РФ. Данной позиции придерживается и Верховный Суд РФ (Определение Верховного Суда РФ от 11.07.2007 N 5-Г07-56).

Перечни действий, которые квалифицируются как намеренное ухудшение жилищных условий, закреплены в региональных нормативных актах. Так, например, в городе Москве действует Закон города Москвы от 14.06.2006 N 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения».
На основе анализа законодательства субъектов РФ можно выделить следующие наиболее общие действия, которые законодательно признаны намеренным ухудшением жилищных условий:
1) изменение порядка пользования жилыми помещениями путем совершения сделок;
2) раздел, обмен жилого помещения, определение долей, выделение доли либо изменение долей, если это привело к уменьшению размера занимаемых жилых помещений;
3) изменение порядка пользования жилым помещением;
4) отчуждение жилого помещения (части жилого помещения);
5) перевод жилого помещения (части жилого помещения) в нежилое;
6) вселение (согласие на вселение) гражданином — собственником жилого помещения, или членом жилищного или жилищно-строительного кооператива, или нанимателем жилого помещения по договору социального найма в жилое помещение иных граждан в качестве членов своей семьи. Вселение (согласие на вселение) гражданином в занимаемое им жилое помещение иных граждан в качестве членов своей семьи (исключение — супруг ), несовершеннолетние дети, совершеннолетние нетрудоспособные дети, нетрудоспособные родители, а также несовершеннолетние дети и совершеннолетние нетрудоспособные дети супруга);
7) расторжение договора социального найма жилого помещения по требованию наймодателя в случаях, определенных Жилищным кодексом Российской Федерации;
8) изменение состава семьи, в том числе при заключении или расторжении брака. Следует отметить, что сама по себе регистрация по месту жительства супруга (супруги) после заключения брака не относится к действиям, влекущим ухудшение жилищных условий, однако если супруг ) регистрируется по истечении нескольких лет семейной жизни, после чего лицо обращается с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, то временной фактор, безусловно, приобретает важное значение;
9) выселение гражданина по своей инициативе из жилого помещения, занимаемого им в качестве нанимателя (члена семьи нанимателя) жилого помещения по договору социального найма либо иному гражданско-правовому договору.
Указанный перечень не является исчерпывающим, и в качестве намеренных действий могут быть расценены и иные юридические факты.
Важно отметить, что не все действия граждан, которые на первый взгляд соответствуют приведенному перечню, можно считать намеренными действиями, направленными на ухудшение жилищных условий, например — рождение ребенка, несмотря на то что доля общей площади жилого помещения фактически становится меньше учетной нормы.
В заключение хочется обратить внимание желающих стать на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях на то, что необходимо детально раскрыть все обстоятельства, указывающие на благонамеренность своих действий, более тщательно продумывать совершаемые сделки и иные манипуляции с жилыми помещениями для того, чтобы исключить злоупотребления со стороны чиновников в данной сфере. А в случае нарушения своих прав не бояться обращаться в суд.

 

 

По всем возникшим вопросам рекомендуем записаться на прием к нашим специалистам по телефонам:

8 (495) 64 — 911 — 65 или 8 (495) 649 — 41 — 49 или 8 (985) 763 — 90 — 66

Внимание! Консультация платная.

Бесплатную консультацию Вы можете получить в разделе Юрист On-Line 

ПЕРВЫЙ СТОЛИЧНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР

Телефоны: (495) 649-41-49, 64-911-65  

Намеренное ухудшение жилищных условий

 
Вы — намеренно ухудшили свои жилищные условия!!!
Это — любимая фраза чиновника, распределяющего социальное жильё. Эти слова греют его душу, ласкают его слух, мажут мёдом его уста. Это — как глоток выдохшегося шампанского 1 января, как запах травы после противогаза… И огромное поле для коррупции.
Поучаствовал в приватизации? — Ухудшил! Намеренно!!
Продал — подарил? — Еще худшее, ещё намереннее!!!Ухудшение жилищных условий
Выкидываем из очереди! Через пять лет — поставим снова, но в самый конец!
Что делать? Нести пухлый конверт … или всё-таки заглянуть в Жилищный кодекс?
Статья 53. Последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий
«Граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий».
Если вы попытаетесь расширить свои знания в области намеренного ухудшения жилищных условий, используя опубликованные комментарии к жилищному законодательству, то будете неприятно удивлены. В худшем случае это будет «пересказ своими словами» (лохотронистый, но, видимо, коммерчески очень успешный вид издания дорогостоящих комментариев), а в лучшем случае – кочуемая из комментария к комментарию цитата (как правило, без ссылок) из  Грудцыной Л.Ю.[1]
1) они (намеренные ухудшения) совершаются гражданином, который имеет цель приобрести право состоять на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении;
2) данный гражданин не состоит на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении;
3) эти действия совершаются преднамеренно умыслом получить право быть признанным нуждающимся в жилом помещении);
4) в результате таких действий гражданин может быть признан нуждающимся в жилом помещении.
Особое внимание обратим на тезис № 2: какие-либо действия можно признать намеренным ухудшением только тогда, когда гражданин не состоит на учёте. Это совершенно справедливо, так как если гражданин уже состоит на учёте нуждающихся, то любые его действия необходимо оценивать не по ст. 53, а уже по части 8 ст. 57 ЖК РФ (подробнее об этом – чуть ниже).
И, наконец, наиболее «продвинутые» комментарии всё-таки дают ссылку на правовую позицию, изложенную в Постановление Конституционного суда РФ[2]:
По смыслу статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, которая сама по себе не может рассматриваться как нарушающая какие-либо права и свободы заявителя, и по смыслу соответствующих норм законодательства субъекта Российской Федерации, ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем.
При этом применение статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации и развивающих ее подзаконных нормативных актов должно осуществляться в системе действующего правового регулирования во взаимосвязи с пунктом 3 статьи 10 ГК Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.
В этой ситуации решение вопроса о том, можно ли рассматривать…иные действия, совершенные самим заявителем, умышленными и недобросовестными и является ли это препятствием для его признания нуждающимся в жилом помещении, как проживающего в условиях, не пригодных, по его мнению, для проживания, требует оценки фактических обстоятельств конкретного дела судом общей юрисдикции.
Надо сказать, что данная правовая позиция имеет необыкновенно важное значение. Дело в том, субъекты РФ, а также министерства,  вправе принимать нормативные правовые акты, в которых устанавливаются условия, признаваемые (или не признаваемые) намеренным ухудшением жилищных условий. И хотя, в целом, они во многом похожи, всё-таки тенденция «кто в лес, кто – по дрова» — явно прослеживается. Но главное заключается в том, что в большинстве случаев эти самые условия никак не соответствуют правовой позиции, изложенной КС РФ, а значит, для нас, для адвокатов,есть непаханое поле для работы.
Для примера возьмём закон г. Москвы от 14.06.2006 N 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения», где в статье 10 установлено, в частности, что:
  «Действиями, повлекшими ухудшение жилищных условий, не являются:
… — вселение супруга (супруги), нетрудоспособных родителей, иных граждан в установленном порядке в жилые помещения в качестве членов семьи, если до вселения указанные лица были приняты на жилищный учет в городе Москве»
Ухудшение жилищных условийДавайте построим эту тяжёлую для восприятия фразу попроще:
Если супруг ) ранее не была принята на жилищный учёт, то его/её вселение является намеренным ухудшением жилищных условий.
Абсурдность этого правила очевидна. Возьмём весьма распространённую ситуацию: гражданин проживает в квартире своих родителей, собственности не имеет, но является членом семьи собственника, на каждого приходится более учётной нормы – он не может быть признанным нуждающимся в получении жилого помещения и принят на учёт. Далее вступление в брак, где супруг имеет в собственности жильё, также не имеет права быть принятым на учёт, но после вселения супруга приходящаяся на каждого площадь становится меньше учётной. Можно ли вселение одного супруга к другому считать «умышленными действиями с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий»?
Но выход есть. Ниже приводится интересная позиция Верховного Суда РФ[3]:
«Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации также учитывает следующее.
Согласно части 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства.
Под семьей понимаются лица, связанные родством и (или) свойством, совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство (статья 1 Федерального закона от 24 октября 1997 г. N 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации»).
В соответствии со статьей 6 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» гражданин Российской Федерации, изменивший место жительства, обязан не позднее семи дней со дня прибытия на новое место жительства обратиться к должностному лицу, ответственному за регистрацию, с заявлением по установленной форме. При этом орган регистрационного учета обязан зарегистрировать гражданина по месту жительства не позднее трех дней со дня предъявления им документов (подачи им заявления и документов в форме электронных документов) на регистрацию.
Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 19 апреля 2007 г. N 258-О-О (далее следуют вышеприведённые цитаты)…
Из содержания искового заявления следует, что после заключения брака Рыбкина В.П. и Рыбкин В.И. пришли к выводу о том, что проживание и ведение совместного хозяйства целесообразно в квартире, в которой проживает Рыбкина В.П., площадью 56.1 кв. метров). При этом они исходили из того, что данная квартира является трехкомнатной, то есть позволяет семье Рыбкиных, семье Хорошавиных, а также совершеннолетней Хорошавиной Е.П. проживать в изолированных жилых помещениях, в то время как квартира, в которой проживал Рыбкин В.И. (площадью 51,6 кв. метров), является двухкомнатной, что исключает возможность истцам, Рыбкину И.Я. и Рыбкину М.И. проживать в изолированных жилых помещениях.
Таким образом, следует признать разумными, добросовестными, совершенными в рамках и во исполнение действующего законодательства действия Рыбкина В.И. по вселению в квартиру N и регистрации в ней.

По всем возникшим вопросам рекомендуем записаться на прием к нашим специалистам по телефонам:

8 (495) 64 — 911 — 65 или 8 (495) 649 — 41 — 49 или 8 (985) 763 — 90 — 66

Внимание! Консультация платная.

Бесплатную консультацию Вы можете получить в разделе Юрист On-Line

Поиск