В своей адвокатской практике автор столкнулась с уникальной ситуацией, суть которой сводится к следующему:

Фабула дела: на протяжении нескольких лет ОАО НБ «Траст» (далее Банк) реализовал кредитные ноты физическим лицам — бывшим вкладчикам, которых сам же признавал квалифицированными инвесторами, используя механизм, установленный статьей 51.2 ФЗ „О рынке ценных бумаг“. Как вытекает из представленных держателями кредитных нот документов, основанием для признания их квалифицированными инвесторами стали 5 сделок купли-продажи акций ведущих эмитентов РФ на сумму не менее 3 миллионов рублей, которые были заключены Банком с конкретными физическими лицами. Эти же стороны одномоментно, в один день (такой вывод сделан на основании анализа около 150 типовых ситуаций) заключали сделку обратного выкупа этих же акций. Формально требования Закона были соблюдены, 5 требуемых сделок на сумму не менее 3 миллионов рублей, необходимых для признания физического лица квалифицированным инвестором, заключены, но фактическая сторона правоотношений сторон требует тщательного и детального анализа.

Из анализа положений законодательства, статьи 51.2 ФЗ «О рынке ценных бумаг», Положения о порядке признания лиц квалифицированными инвесторами, утвержденного Приказом ФСФР России от 18.03.2008 N 08-12/пз-н (далее Положение), вытекает, что в основу для признания лица квалифицированным инвестором могут быть положены только такие сделки, которые соответствуют требованиям действующего законодательства и при наличии гарантированного статьей 421 ГК РФ принципа свободы договора.

Между тем сделки, которые были предметом исследования автора, содержат признаки мнимости и были заключены исключительно с целью присвоения статуса квалифицированного инвестора лицам, заключившим данные сделки.

МНИМАЯ СДЕЛКА И ЕЕ ПРИЗНАКИ

Напомним, что в соответствии с пунктом 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна. Диспозиция данной нормы содержит следующие характеристики мнимой сделки: отсутствие намерений сторон создать соответствующие сделке правовые последствия, совершение сделки для вида (что не исключает совершение сторонами некоторых фактических действий, создающих видимость исполнения, в том числе составление необходимых документов), создание у лиц, не участвующих в сделке, представления о сделке как действительной.

Анализ судебной практики дает основание сделать вывод о том, что для признания сделки мнимой необходимо установить факт того, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать правовые последствия, характерные для сделок данного вида. Обязательным условием признания сделки мнимой, исходя из конструкции, предусмотренной статьей 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, является порочность воли каждой из ее сторон.

В.А. Ойгензихт указывал, что порок воли возникает обычно не тогда, когда происходит заключение сделки, иными словами, когда психическое регулирование воплощается в действии, а на стадиях внутреннего волевого процесса. Он отмечал, что порок воли будет иметь место, как в случае ее неправильного формирования, так и в случае несоответствия волеизъявления внутренней воле <1>.

———————————

<1> Ойгензихт В. А. Воля и волеизъявление: Очерки теории, философии и психологии права. Д., 1983. С. 208 — 209.

Таким образом, порок воли — это ситуация, при которой процесс формирования воли участников сделки формируется под влиянием ошибочных представлений, недобросовестных действий контрагента.

Характеризуя дефект воли при заключении мнимых сделок, В.А. Ойгензихт указывал, что в данных сделках имеется особый дефект воли — сокрытие намерений. По его мнению, мнимая сделка заключается без цели породить действительные гражданские правоотношения по намерению сторон, которые сознательно по своей воле заключают такую сделку. Здесь нет несоответствия воли волеизъявлению, а, наоборот, полное соответствие. Скорее всего, налицо особый вид дефекта воли и одновременно волеизъявления — сокрытие намерений <2>.

———————————

<2> Ойгензихт В. А. Воля и волеизъявление: Очерки теории, философии и психологии права. С. 211.

Порок воли при заключении сделок купли-продажи акций очевиден. Банк, будучи заинтересованным в продаже кредитных нот, как профессиональный участник рынка ценных бумаг прекрасно понимал, что без признания физических лиц квалифицированными инвесторами реализация высокорисковых финансовых инструментов (кредитных нот) невозможна. Заключение пяти сделок купли-продажи акций — единственный способ получить легальное основание для присвоения статуса квалифицированных инвесторов физическим лицам — обычным вкладчикам банка, далеким от финансового рынка. Не имели намерения становиться акционерами и заключавшие договор купли-продажи акций физические лица, т.к. их воля была направлена на получение статуса квалифицированного инвестора. По утверждению всех без исключения опрошенных, вложение денежных средств в кредитные ноты было представлено менеджерами Банка как аналог депозита с более высоким процентом, а заключение 5 сделок купли-продажи акций — как формальность, которую следовало соблюсти для присвоения статуса квалифицированного инвестора.

Таким образом, в результате недобросовестных действий Банка как профессионального участника рынка ценных бумаг у физических лиц, заключавших договоры купли-продажи акций, было сформировано ошибочное представление о сущности сделки, а потому налицо порок воли при ее совершении.

МНИМОСТЬ СДЕЛКИ, СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА И ЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ С ДЕРЖАТЕЛЯМИ КРЕДИТНЫХ НОТ

Судебная практика при применении статьи 170 ГК РФ исходит из того, что для квалификации сделки в качестве мнимой суду необходимо выявить однонаправленность намерений обеих сторон, не желающих порождения правового результата. Мнимые сделки совершаются для того, чтобы создать у третьих лиц ложное представление о намерениях участников сделки. Суды к существенным признакам мнимой сделки относят следующие признаки:

— стороны совершают сделку лишь для вида, заранее зная, что она не будет исполнена;

— стороны преследуют иные цели, нежели предусмотренные в сделке.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.05.2011 N 17020/10 указано, что данная норма (статья 170 Гражданского кодекса Российской Федерации) применяется в том случае, если стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать исполнения. В обоснование мнимости необходимо доказать, что при заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении. Следовательно, при признании сделки недействительной на основании статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, должны представить доказательства, свидетельствующие, что при совершении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех гражданско-правовых последствий, которые наступают в ходе исполнения сделки. Обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

В данном случае действия Банка по заключению с конкретным физическим лицом пяти договоров на покупку ценных бумаг на общую сумму не менее трех миллионов рублей с последующим в этот же день выкупом проданных им же акций, которые были совершены исключительно с целью формального соблюдения необходимого для присвоения статуса квалифицированного инвестора условия, были лишены какого-либо экономического смысла, что видно из выписки по банковскому счету.

Фактическая воля сторон была направлена не на то, чтобы физическое лицо, приобретя акции, стало акционером, а на достижение других правовых последствий — произвести ложное представление у третьих лиц о том, что такое лицо соответствует критериям квалифицированного инвестора. Автор полагает, что договоры купли-продажи ценных бумаг на покупку и последующую продажу акций являются недействительными, так как воля сторон сделки была направлена не на то, чтобы приобрести акции с целью приобретения комплекса имущественных и неимущественных прав акционера, а по факту была направлена на получение статуса квалифицированного инвестора. Тем более что с некоторыми физическими лицами в тот же день заключался брокерский договор, предметом которого являлось совершение сделок в отношении кредитных нот. А в некоторых случаях банк выдавал своим клиентам справки по депозиту, где в назначении платежа было указано: «перевод денежных средств на текущий счет для присвоения статуса Квалифицированный инвестор в рамках продукта Кредитные ноты. Без НДС».

Не лишним будет заметить, что в соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

В силу статей 128, 142, 143 Гражданского кодекса Российской Федерации акция, являясь ценной бумагой, может выступать объектом гражданского права, в том числе в качестве предмета договора купли-продажи. В соответствии с действующим законодательством акция рассматривается с двух позиций.

С одной стороны, в соответствии с ч. 2 ст. 2 ФЗ «О рынке ценных бумаг» акция — это эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации. Соответственно, акционер — это владелец акции, т.е. лицо, обладающее акцией и пользующееся всеми вытекающими из этого правами. Таким образом, лицо, приобретая акции конкретного акционерного общества, предполагает, что оно станет полноценным собственником доли предприятия, будет получать прибыль, пропорциональную доходам компании.

С другой стороны, акция — это ценная бумага, являющаяся объектом инвестиций. В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 25.02.1999 N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» инвестиции — денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта. Акционер как инвестор получает доход, помимо дивидендов, и от курсовой стоимости акций, которыми владеет. В этом случае лицо, приобретая акции по одной цене, предполагает, что через определенный промежуток времени сможет продать их по более выгодной цене и тем самым получить прибыль.

В данном случае, заключая договоры купли-продажи акций, стороны не достигли ни одной из вышеназванных целей и, что более важно, не собирались достигать таких целей. Покупатель — физическое лицо не стал собственником доли тех акционерных обществ, акции которых указывались в договорах, не предполагал, что получит какие-либо дивиденды, так же не предполагал, что получит прибыль от курсовой стоимости акций, так как при заключении договоров на покупку акций одновременно были заключены договоры на обратную продажу этих же акций по той же самой стоимости.

Кроме того, вместо получения какой-либо прибыли физические лица понесли расходы в виде комиссии за списание ценных бумаг. Зачисление бумаг на счета депо производилось лишь для виду, без намерения создать соответствующие сделке купли-продажи правовые последствия, а именно переход права собственности на предмет сделки и наделение покупателя всеми правомочиями собственника по владению, пользованию и распоряжению предметом сделки.

Заключив в тот же день договоры обратного выкупа акций, где физическое лицо действовало как продавец, стороны подтвердили мнимый характер своих взаимоотношений. У сторон сделки при ее заключении отсутствовало намерение ее исполнять или требовать исполнения, на момент совершения сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении. Физические лица не собирались становиться акционерами, не планировали получать инвестиционный доход при приобретении акций, а Банк не собирался расставаться с принадлежащими ему акциями.

А ЕСЛИ БАНК ПРОТИВ? КАКИЕ АРГУМЕНТЫ?

Высказывая возражения относительно доводов о мнимости сделки, Банк ссылается на тот факт, что сделка купли-продажи акций фактически была исполнена, так как в соответствии с положениями статьи 28 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» право на именную бездокументарную ценную бумагу переходит к приобретателю в случае учета прав на ценные бумаги у лица, осуществляющего депозитарную деятельность, — с момента внесения приходной записи по счету депо приобретателя, а в случае учета прав на ценные бумаги в системе ведения реестра — с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя. В связи с тем, что операция по счету физических лиц была осуществлена, т.е. ценные бумаги были зачислены на счет ДЕПО физического лица, то сделка, по мнению Банка, является исполненной, а потому отсутствуют основания для квалификации подобных сделок в качестве мнимых.

Однако делая такие заявления, Банк не учитывает того обстоятельства, что из содержания статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации вытекает, что при заключении договора купли-продажи продавец имеет намерение передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену). Банк не имел намерений отчуждать принадлежащие ему акции, что подтверждается его же действиями — в тот же день были заключены сделки выкупа проданных физическим лицам акций по той же цене.

При оценке доказательственной базы и формирования позиции в суде следует помнить, что в предмет доказывания по делам о признании недействительными мнимых сделок входит установление действительной воли сторон, направленной на достижение определенного правового результата, который они имели в виду при заключении договора. При этом во внимание принимаются не только содержание договора, но и иные обстоятельства, включая соответствующее поведение сторон (совокупность обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора).

Анализ доказательственной базы показал, что практически в 150 проанализированных случаях физические лица, заключившие договор купли-продажи акций, положенный в основу признания их квалифицированными инвесторами, являлись вкладчиками Банка.

Именно сотрудники Банка предложили физическим лицам перевести денежные средства со вкладов в более привлекательный, по утверждению Банка, финансовый продукт — кредитные ноты. Данное обстоятельство подтверждается имеющейся у автора перепиской с сотрудниками Банка.

Именно сотрудники Банка готовили весь пакет документов для совершения сделок по купле-продаже акций и указывали на формальный характер данных сделок, о необходимости их совершения исключительно с целью присвоения статуса квалифицированного инвестора, что также подтверждается представленными письменными доказательствами.

В отдельных случаях, при переводе денежных средств с депозитного счета физических лиц на текущий, Банк в назначении платежа указывал: «перевод денежных средств на текущий счет для присвоения статуса Квалифицированный инвестор в рамках продукта Кредитные ноты. Без НДС».

ЕСЛИ ВСЕ ИСПОЛНЕНО — НИ СЛОВА О МНИМОСТИ!

Относительно доводов Банка о том, что ценные бумаги были зачислены на счет ДЕПО физического лица, что свидетельствует об исполнимости сделки и отсутствии оснований для признания ее ничтожной, следует отметить, что в диспозиции статьи 170 ГК РФ в качестве характеристики мнимости сделки указывается на совершение сделки для вида, что не исключает совершения сторонами некоторых фактических действий, создающих видимость исполнения, в том числе составление необходимых документов, что и имело место в данном конкретном случае: были подписаны необходимые документы, акции сначала зачислены на счет ДЕПО физических лиц, а потом списаны с этого счета. Однако в подавляющем большинстве случаев зачисление акций на счет ДЕПО осуществлялось уже при наличии заключенного договора купли-продажи акций, по которому продавцом выступало физическое лицо, т.е. Банк по счету ДЕПО проводил данную сделку формально, чтобы создать у третьих лиц видимость исполнения и получить возможность для признания физических лиц квалифицированными инвесторами.

Указывая на исполнение (полное или частичное) в качестве безусловного свидетельства намерения сторон создать именно те правовые последствия, ради которых сделка заключалась, упускается из виду, что исполнение характерно и для мнимых сделок.

Признаки ее исполнения или видимость исполнения могут иметь место, несмотря на то что фактически стороны мнимой сделки не намеревались ее исполнять и не желали наступления правовых последствий. Анализ практики показывает, что, совершая мнимую сделку, стороны как минимум стараются придать этим последствиям соответствующий вид. Доказательство тому иллюстрируют примеры из судебной практики.

Так, отменяя судебные постановления всех инстанций, отказавших в признании сделки мнимой, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.10.2012 N 7204/12 <3> разъяснил, что в делах об оспаривании таких сделок необходимо иметь в виду, что, совершая сделки лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Поэтому при рассмотрении вопроса о мнимости договора и документов, подтверждающих передачу товара, суд не должен ограничиваться проверкой соответствия копий документов установленным законом формальным требованиям.

———————————

<3> URL: http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/ea7b0a03-96b9-4e65-97ac-fa0d0e2b0173/A70-5326-2011_20121018_Reshenija%20i%20postanovlenija.pdf (дата обращения 21.07.2015).

ПОЖЕЛАНИЯ И РЕКОМЕНДАЦИИ ИСТЦАМ

Истцы, отстаивающие свои интересы в Басманном районном суде и ссылающиеся в обоснование своих требований на мнимость заключенных с Банком договоров купли-продажи акций, должны учитывать, что в соответствии со статьей 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как основание своих требований и возражений, а потому по указанному основанию признания договора недействительным юридически значимым и подлежащим доказыванию является вопрос, был ли заключен указанный договор с намерением создания соответствующих правовых последствий.

При ссылке представителя Банка на исполнение договоров следует учитывать также разъяснения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенные в Постановлении Президиума ВАС РФ от 07.02.2012 N 11746/11, где указывается, что исполнение по мнимой сделке невозможно, так как противоречит основам конституционного строя РФ (элементу ее публичного порядка), предполагающим нравственное, добросовестное и соответствующее закону поведение участников гражданского оборота (ст. 1, 10 ГК РФ) <4>.

———————————

<4> URL: http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/2ab0c06a-27aa-4e2d-8f7a-8a3265aea30b/A76-18682-2010_20120207_Reshenija%20i%20postanovlenija.pdf (дата обращения — 21.07.2015).

Учитывая вышеизложенное, проанализировав многочисленные первичные документы по совершенным сделкам, положенным в основу признания физических лиц квалифицированными инвесторами, конкретные арбитражные и гражданские дела, считаю необходимым сделать следующие выводы.

1. Заключая договоры купли-продажи акций, стороны не имели намерений ее исполнять. По факту акции остались в собственности Банка, а денежные средства — у физических лиц. Цель сделки — формальное соблюдение требования законодательства о наличии оснований для присвоения статуса квалифицированного инвестора.

2. При признании сделки мнимой исполнение договора не находится в прямой зависимости с его действительностью, исполнение (действительно имевшее место или его видимость) в спорах, касающихся мнимости сделок, должно представлять интерес сугубо как элемент доказательственной базы, как одно из обстоятельств среди прочих при исследовании сложного фактического состава и оценке сделки на предмет ее действительности.

3. Применительно к мнимым сделкам ни само исполнение, ни тем более видимость исполнения не должны рассматриваться как безусловное препятствие в признании таких сделок ничтожными. Нет также никаких оснований для автоматического признания исполнения сделки в качестве свидетельства направленности воли сторон на достижение соответствующих ей правовых последствий.

Автор: С.В. Львова

Источник: Консультант Плюс

 

 

Поиск