ПЕРВЫЙ СТОЛИЧНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР

Телефоны: (495) 649-41-49, 64-911-65 

 

Сегодня в Европе идет активное обсуждение вопроса проведения медиации в трансграничных семейных спорах. Над вопросом работает Гаагская конференция по международному частному праву (далее — ГКМЧП), идет Мальтийский процесс, издано Практическое руководство (2013) по применению Гаагской конвенции «О гражданско-правовых аспектах международного похищения детей» 1980 г. (далее — Конвенция 1980 г.), и созданы принципы организации в государствах медиативных структур (ГКМЧП, прел. док. N 6/2011), а также контактная сеть трансграничных медиаторов <1>. Помимо этого, медиация в гражданских и семейных делах, в том числе международная или трансграничная семейная медиация, являются предметом Рекомендаций Совета Европы (СЕ Рек (2002)10Е; СЕ Рек (98)1Е). Трансграничная медиация в гражданских и коммерческих делах, включая семейные дела, в проведения медиации в трансграничных семейных спорахЕвропейском союзе является нормой Директивы (Директива 2008/52/ЕС), а вопросы исполнения соглашений между родителями являются предметом Регламента ЕС «Брюссель II» (Регламент 2201/2003).

Под трансграничной семейной медиацией в данной статье подразумевается медиация в таких международных семейных делах, которые касаются вопросов родительской ответственности том числе споров о проживании и праве доступа), исполнения судебных решений в таких делах и делах о похищении ребенка родителем (Пали и Воет, 2012, 9).
Задачей автора является рассмотреть вопрос о том, насколько задачи развития трансграничной семейной медиации, которые поставлены перед странами — участницами Конвенции 1980 г. и Гаагской конвенции «О юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей» 1996 г. (далее — Конвенция 1996 г.) и отмечены в рекомендациях Совета Европы, нашли свое отражение в развитии национальных институтов медиации в Финляндии и России. В статье приводятся результаты опроса специалистов в сфере медиации в Финляндии и России, а также представителей центральных органов по исполнению Гаагских конвенций 1980 и 1996 гг. Одновременно рассматривается вопрос возможности получения юридической помощи в медиативных процедурах. Особое внимание в статье уделяется способам дальнейшего развития семейной медиации в трансграничных делах в Финляндии и в России.

Взглянем сначала на положения о медиации в трансграничных семейных делах, которые закреплены в вышеупомянутых Конвенциях. Конвенция 1980 г. (ст. 7, 21) обязывает Центральные органы сами или через посредника принимать все необходимые меры для обеспечения добровольного возвращения ребенка или содействия мирному урегулированию спорных вопросов, а также осуществлению прав доступа. Статьи 25 и 26 также закрепляют равные права на получение юридической помощи для граждан и постоянно проживающих лиц на территории всех стран-участниц. Конвенция 1996 г. (ст. 6, 23, 31) облегчает вопрос признания и исполнения решений судов и административных органов и регулирует, что Центральный орган договаривающегося государства непосредственно или через государственные или другие органы принимает все необходимые шаги для облегчения путем посредничества, согласительной процедуры или подобных средств достижения соглашения по защите личности или собственности ребенка.
На Шестом заседании Специальной комиссии по практической реализации Конвенций 1980 г. и 1996 г. была принята Рекомендация (ГКМЧП, Рек. 61/2011), в соответствии с которой государства обладают полномочиями организовывать Центральные контактные пункты по медиации или же сами Центральные органы могут быть такими пунктами. Практическое руководство (2013, 23-102) по применению медиации при исполнении Конвенции 1980 г. раскрывает суть медиации в трансграничных семейных спорах в целом, а также акцентирует внимание на применение медиации в случаях международного похищения детей. Перед государствами-членами поставлены конкретные задачи, в том числе взаимодополнимости медиативных и судебных процедур, доступности юридических процедур и юридической информации.

Вопросы трансграничной медиации включены также в Рекомендации Комитета министров Совета Европы. Так, Рекомендация по медиации в гражданских делах (СЕ Рек (2002)10Е) ставит перед государствами задачи способствования медиации в гражданских делах и поощрения создания механизмов для стимуляции применения медиации в вопросах, содержащих в себе международные аспекты. Касательно медиации в семейных вопросах дана отдельная Рекомендация (СЕ Рек (98)1Е), в соответствии с которой государства должны ввести или пропагандировать медиацию по семейным вопросам или, при необходимости, проводить мероприятия по усовершенствованию действующей медиации по семейным вопросам, а также рассмотреть возможность создания механизмов применения медиации в делах, включающих международные аспекты, особенно во всех делах, касающихся детей, и в частности, когда речь идет об опеке и контактах с детьми, если родители проживают или будут проживать в разных государствах.
С точки зрения развития национальных институтов медиации, в том числе и семейной медиации, в России и Финляндии можно отметить, что опыт Финляндии имеет более дальнюю историю. В Финляндии сильный толчок в развитии медиации, и в том числе института семейной медиации, произошел в 1990-х годах (Эрвасти 2005, 234). Медиация в семейных делах в Финляндии имеет на данный момент законодательное закрепление. Так, в соответствии с Законом «О браке» <2> (Закон 234/1929, гл. 5) конфликты и правовые споры, возникающие в семье, необходимо стараться разрешить прежде всего путем переговоров сторон и достижения соглашения между ними. Закон «Об опеке над ребенком и праве доступа» (Закон 361/1983, ст. 7) гласит, что родители могут заключать между собой соглашение о том, будут ли родители, проживающие отдельно, оба опекунами, с кем будет проживать ребенок, будет ли опекуном один из родителей, как будут реализованы права на общение с ребенком второго родителя, а также что такое соглашение должно быть утверждено в социальном органе муниципалитета. Обновленными в 1994 г. статьями данного Закона были имплементированы положения Конвенции 1980 г. в финское законодательство. Закон «Об исполнении решения об опеке над ребенком и праве доступа» (Закон 619/1996, ст. 1, 6) закрепляет, что исполнению подлежат как решения судов о родительской опеке, так и утвержденные социальными органами соглашения, а также что поступившее на рассмотрение в суд заявительное дело о возбуждении исполнительного производства для исполнения решения суда или утвержденного социальным органом соглашения сторон направляется для урегулирования спора на так называемую исполнительную медиацию муниципальному семейному медиатору. Закон «О медиации в спорных делах и утверждении соглашений в судах общей юрисдикции» (Закон 394/2011) определяет принципы и порядок проведения судебной медиации в спорных гражданских, в том числе семейных, делах и в спорных заявительных делах, а также утверждения в судах соглашений, заключенных в судебной и во внесудебной процедуре медиации, помимо уже утвержденных в муниципалитетах соглашений.

Также здесь необходимо упомянуть о Законе «О социальном обеспечении» (Закон 710/1982, ст. 17), в соответствии с которым именно муниципалитеты отвечают за организацию услуг семейной медиации и медиации в делах об исполнении решения об опеке над ребенком и праве доступа, и о Законе «О защите детей» (Закон 417/2007, ст. 36), в соответствии с которым социальные службы предоставляют поддержку для разрешения проблемной ситуации в жизни ребенка и семьи в качестве амбулаторной меры в рамках системы защиты детей, а также о Законе «О медиации в уголовных и отдельных гражданских делах» (Закон 1015/2005), определяющем круг спорных гражданских дел, по которым публичная власть также организует медиацию, исключая собственно семейные дела.

В Финляндии на сегодняшний день идет два активных процесса развития семейной медиации. Во-первых, в связи с тем, что была замечена явная разрозненность предоставляемых населению услуг в сфере внесудебной семейной медиации, изучается возможность внедрения фасилитативной модели семейной медиации в муниципалитетах и развивается модель обучения медиаторов, а также новых форм работы с семейными конфликтами, разводами и при составлении медиативных соглашений, касающихся детей. О разрозненности, отсутствии комплексного подхода и о неосведомленности населения об услугах семейной медиации говорили в том числе финские исследователи Хейнонен и Синко (2012, 74), по мнению которых в результате этой разрозненности медиация в семейных спорах еще не упрочила своего положения в качестве сильной социальной услуги в Финляндии. Во-вторых, поставлена задача дальнейшего развития судебной медиации в делах о родительской опеке и праве доступа, а именно проведение судебной медиации при участии эксперта-помощника в спорах о родительской опеке и закрепление такого вида медиации в законодательстве.

Таким образом, в данной части статьи можно сделать вывод, что в Финляндии законодатель уже уделил и продолжает уделять внимание требованиям и рекомендациям развивать медиацию в семейных делах. Положения Конвенции 1980 г. имплементированы в национальное законодательство Финляндии.
В России медиация начала развиваться в начале 2000-х годов (Шамликашвили, 2011, 5; Калашникова, 2011, 235 — 236). На основе результатов опроса среди европейских стран, в том числе Финляндии и России, проведенного Комиссией европейского семейного права (CEFL) в 2003 г., о бракоразводных процессах и алиментах, а также в 2005 г. о наличии медиативных процедур по вопросам разводов и родительской ответственности, исследователями (Боеле-Воеле и др. (ред.), 2003; Касалс, 2005, 4; Пали и Воет, 2012, 65; CEFL, 2005) подчеркивалось, что медиация, в том числе семейная медиация, находится на начальном этапе своего развития в России и странах Восточной Европы, хотя она постепенно становится все более актуальной. На данный момент российские исследователи (Тригубович, Семина и Чернов, 2013, 8; Хазова, 2012, 167) отмечают, что в России медиация воспринимается российскими специалистами и гражданами пока крайне неоднозначно и что принципиально важно внедрять механизмы альтернативного решения споров в рассмотрение семейных дел. Одновременно подчеркивается важность развития как национальной семейной медиации, так и международной семейной медиации, что позволит находить в том числе более эффективные и менее травматичные пути разрешения семейных споров в смешанных браках (Хазова, ibid.; Шамликашвили, 2011, 25).

В России в 2010 г. был принят Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (ФЗ 193/2010), который вступил в силу с 1 января 2011 г., согласно ч. 2 ст. 1 которого медиация может применяться к спорам, возникающим из семейных правоотношений. Одно из основных отличий финской и российской систем медиации — то, что финская система является, используя терминологию исследования Калашниковой (2011, 74, 78, 239), интегрированной или публично-правовой (также Эрвасти, 2013), а используя терминологию Борисовой (2011) — смежной, тогда как российская система — частной и саморегулируемой (Калашникова, 2011). Относительно семейной медиации надо отметить, что семейные споры разрешаются в российской примирительной процедуре по общим правилам частной медиации (Калашникова, ibid., 179), тогда как в Финляндии семейная медиация выделена в качестве отдельного института. Общей чертой для финской, именно судебной, медиации, которая используется с начала 2006 г. по примеру Норвегии и Дании, и для созданного института медиации в России является использование или тяготение к фасилитативной модели медиации (Шамликашвили, 2011, 22; Эрвасти, 2011, 79).
Отличием, которое вытекает из роли официальных органов в организации медиации, является вопрос оплаты услуг медиации в Финляндии и России. Судебная и муниципальная семейная медиация, так же как и организуемая церковью медиация, является в Финляндии бесплатной для сторон процесса, так как ее проводят государственные или церковные служащие в рамках своей профессиональной деятельности или дополнительно оплачиваемой деятельности. В России же деятельность по проведению процедуры медиации осуществляется медиаторами как на платной, так и на бесплатной основе. Организации осуществляют процедуры медиации на платной основе (ФЗ 193/2010, ч. 1 ст. 10). В связи с тем, что оказывать услуги по спорам, переданным на рассмотрение суда до начала проведения медиации, могут только профессиональные медиаторы (ФЗ 193/2010, ч. 3, ст. 16), оказание таких услуг, вероятно, требует оплаты. Также необходимо отметить, что в России только медиативное соглашение, достигнутое на медиации, проведенной после передачи дела на рассмотрение суда, может быть утверждено судом в качестве мирового соглашения . 3 ст. 12). Здесь можно остановиться на выводе, что в России усилия направлены сегодня на развитие института медиации в целом и относительно семейных дел в частности, без приоритетного направления развития отдельного института семейной медиации.
Рассмотрим теперь вопрос, кто имеет право на государственную юридическую помощь в иностранных судебных и медиативных процедурах в рассматриваемых системах. В соответствии с Законом «О юридической помощи» (Закон 257/2002, ст. 2) государственная юридическая помощь в Финляндии предоставляется лицу, которое проживает в Финляндии или в другой стране — члене ЕС или ЕЭП, а также, помимо этого, лицу, дело которого рассматривается в суде в Финляндии, или по другой веской причине. Юридическая помощь предоставляется также в виде консультаций в соответствии с ГаагсО международном доступе к правосудиюкой конвенцией «О международном доступе к правосудию (далее — Конвенция 1980 г.). В делах, рассматриваемых за рубежом, юридическая помощь предоставляется в виде консультаций, а в особо необходимых случаях, по разрешению Министерства юстиции, и в другом виде (Закон 257/2002, ст. 23). Помощь оказывается на бесплатной или частично оплачиваемой основе в зависимости от уровня доходов клиента. Юридическая помощь предоставляется бесплатно для заявителя по делу о возвращении ребенка в рамках Конвенции 1980 г. (Закон 361/1983, ст. 41). В процессе судебной медиации оказываются услуги государственной юридической помощи в соответствии с общими принципами оказания таких услуг в судебном процессе. В соответствии с Федеральным законом „О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации“ (ФЗ 324/2011) правом на получение бесплатной юридической помощи наделены только граждане Российской Федерации (п. 1 ст. 1). Бесплатная юридическая помощь иностранным гражданам и лицам без гражданства оказывается в случаях и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и международными договорами Российской Федерации (п. 2 ст. 2). Данный Закон не выделяет из групп дел рассматриваемые за рубежом дела и не подразумевает оказание государственной юридической помощи в рамках процедур медиации и отдельно в делах о возвращении детей в соответствии с Гаагской конвенцией. Отметим, что между Россией и Финляндией действует Договор об оказании правовой помощи в гражданских, семейных и уголовных делах (Договор 48/1980), в соответствии с которым (ст. 18) граждане одной стороны получают в судах и других органах другой стороны бесплатную юридическую помощь и судопроизводство на тех же условиях, как и граждане той страны.

Каким же образом на сегодняшний день проводится медиация в семейных, и в том числе трансграничных семейных, делах на практике в Финляндии и России? В рамках данного исследования был проведен опрос финских и российских медиаторов и представителей центральных органов по Конвенциям 1980 и 1996 гг. Финляндии и России. Опрос преследовал задачи выяснить наличие медиативных процедур в трансграничных семейных делах и мнения специалистов о проведении медиации в таких делах. В Финляндии опрошенные специалисты представляли органы, занимающиеся судебной и муниципальной семейной медиацией в двух регионах: в столичном регионе Хельсинки, где проживает наибольшее количество иностранных граждан, и в приграничном с Россией регионе Северной Карелии, где происходит активное трансграничное взаимодействие граждан Финляндии и России. Оба региона являлись участниками эксперимента развития судебной медиации при участии эксперта-помощника (далее — проект «Фолло“). В России для опроса были выбраны медиаторы двух пилотных регионов Екатеринбурга и Свердловской области, а также Санкт-Петербурга. Также была поставлена задача выяснить вопросы организации трансграничной медиации с точки зрения центральных органов. С этой целью же были опрошены финские международные семейные медиаторы. Информация о российских международных семейных медиаторах появилась на сайте Сети международных семейных медиаторов <4> уже после проведения опроса.

 

 

По всем возникшим вопросам рекомендуем записаться на прием к нашим специалистам по телефонам:

8 (495) 64 — 911 — 65 или 8 (495) 649 — 41 — 49 или 8 (985) 763 — 90 — 66

Внимание! Консультация платная.

Бесплатную консультацию Вы можете получить в разделе Юрист On-Line 

Поиск