На практике зачастую возникают ситуации, когда учредитель организации (в частности, ООО) полагает, что второй учредитель (соучредитель) — генеральный директор своими действиями причинил организации ущерб, в связи с чем обращается в суд с требованием об исключении генерального директора из числа учредителей и взыскании убытков.

В соответствии со ст. 44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», единоличный исполнительный орган общества при осуществлении им прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно. На это указывает многочисленная судебная практика: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2015 N 09АП-2600/2015 по делу N А40-168098/2013; Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2015 N 10АП-18605/2014 по делу N А41-36477/14; Постановления Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2014 по делу N А57-8770/2013 и от 16.01.2014 по делу N А12-15631/12 и т.д. Раскрыты данные дефиниции („добросовестность“ и „разумность“) в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 „О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица“. В соответствии с дефинициями, добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством. В связи с этим, в случае привлечения организации к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т.п.) по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора понесенные в результате этого убытки юридического лица могут быть взысканы с директора. При обосновании добросовестности и разумности своих действий (бездействия) директор может представить доказательства того, что квалификация действий (бездействия) юридического лица в качестве правонарушения на момент их совершения не являлась очевидной, в том числе по причине отсутствия единообразия в применении законодательства налоговыми, таможенными и иными органами, вследствие чего невозможно было сделать однозначный вывод о неправомерности соответствующих действий (бездействия) юридического лица.

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

— действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

— скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.12.2014 N 09АП-43880/2014 по делу N А40-105537/12);

— совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

— после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2015 N 09АП-42708/2014-ГК по делу N А40-62162/2014);

— знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом ( «фирмой-однодневкой» и т.п.).

Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

— принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в конкретной ситуации (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.06.2014 по делу N А58-6045/2012);

— до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;

— совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.). См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.02.2015 N 09АП-57373/2014-ГК по делу N А40-112263/2013.

На сегодняшний день судебные споры, связанные с исключением директора ООО из числа учредителей, касаются следующих вопросов:

возможности исключения участника ООО из общества за действия, совершенные им в качестве лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества;

обстоятельств исключения участника ООО из общества за действия, совершенные им в качестве лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества.

1. Возможность исключения участника ООО из общества за действия, совершенные им в качестве лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества 

1.1. Вывод из судебной практики: участник ООО может быть исключен из общества за действия, осуществляемые им в качестве единоличного исполнительного органа общества. Для исключения такого участника необходимо представить доказательства, что его действия причинили существенный ущерб обществу либо затруднили или сделали невозможной его дальнейшую деятельность. Суды исходят из того, что на участника ООО, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, в полной мере распространяются обязанности участника, в том числе по непричинению своими действиями вреда обществу. В некоторых постановлениях (Постановление Президиума ВАС РФ от 26.08.2003 N 7325/03 по делу N А73-8694/2002-10; решение Арбитражного суда Московской области от 21.06.2012 по делу N А41-41903/10) суды указывают, что использование участником полномочий единоличного исполнительного органа при совершении действий, влекущих негативные для общества последствия, увеличивает степень его вины. Таким образом, по предусмотренным ст. 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью основаниям недобросовестный участник может быть исключен из общества. Следует отметить, что указанная позиция получила подтверждение в информационном письме Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 N 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью».

Необходимо обратить внимание, что ранее в судебной практике преобладала позиция, в соответствии с который участник не мог быть исключен из общества за действия, совершенные им в качестве единоличного исполнительного органа. Эта позиция отражена в следующих судебных решениях: Определение ВАС РФ от 20.01.2012 N ВАС-17420/11 по делу N А08-3720/2010-30; Определение ВАС РФ от 03.06.2011 N ВАС-6362/11 по делу N А08-180/2010-19; Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19.06.2003 по делу N А29-6946/02-2э и т.д.

2. Обстоятельства исключения участника ООО из общества за действия, совершенные им в качестве лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества

Выводы из судебной практики:

2.1. Совершение участником ООО при осуществлении им функций единоличного исполнительного органа общества действий, заведомо противоречащих интересам общества, может являться основанием для исключения такого участника из общества, если эти действия причинили обществу значительный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили. Сюда относится, к примеру, ситуация, когда генеральный директор ООО, являющийся его участником, заключил от имени общества сделки на заведомо невыгодных для общества условиях.

2.2. Совершение лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества и являющимся его участником, крупной для ООО сделки с нарушением установленного порядка является основанием для исключения его из общества. Суд исходит из того, что совершение такой сделки с нарушением порядка ее одобрения, предусмотренного ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, является нарушением прав других участников ООО на участие в деятельности общества.

2.3. Непроведение лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа ООО и являющимся его участником, очередных и внеочередных собраний и невнесение в повестку дня вопросов, которые подлежат обязательному рассмотрению на очередных собраниях, является основанием для исключения его из общества.

2.4. Непроведение лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа ООО и являющимся его участником, очередных собраний, нарушение бухгалтерского учета и валютного законодательства, которое повлекло наложение на ООО административного штрафа, а также неучастие в общих собраниях являются основанием для исключения его из общества.

Суд пришел к выводу, что такие действия являются грубыми нарушениями обязанностей участника общества и имеют для общества негативные последствия. Следовательно, их можно рассматривать как основание для исключения участника из общества в соответствии со ст. ст. 9 и 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и положениями п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 09.12.1999 N 90/14.

2.5. Непроведение лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа ООО и являющимся его участником, общего собрания участников не является основанием для исключения его из общества, если не доказано возникновение негативных последствий для общества.

2.6. Противоправные действия участника, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, по умышленному занижению стоимости недвижимого имущества общества и его переоформлению на подставных лиц, выведению из собственности общества почти всех основных средств, сокрытие от общества информации о совершенных сделках, повлекших для общества убытки, что подтверждено вступившим в законную силу приговором суда, являются основанием для исключения участника из общества. Суды исходят из положений ч. 4 ст. 69 АПК РФ, согласно которым вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

2.7. Противоправные действия участника, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, по оформлению фиктивных сделок, повлекших для общества убытки, что подтверждено вступившим в законную силу приговором суда, являются основанием для исключения участника из общества. Тут также суды исходят из положений ч. 4 ст. 69 АПК РФ.

Анализ судебной практики (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2014 N 09АП-50499/2014 по делу N А40-81480/14 и др.) показывает, что в обосновании причиненного ущерба одного указания истца-взыскателя на то, что генеральный директор причинил прямой ущерб обществу своими действиями/бездействием (к примеру: отчуждение товарного знака; отчуждение патента на полезную модель; непродление срока действия патента и свидетельства; несвоевременная уплата патентных пошлин, повлекшая досрочное прекращение действия патента), недостаточно. В нарушение требований статьи 65 АПК РФ заявители довольно часто не представляют доказательств того, что действия генерального директора в результате заключения какой-либо сделки повлекли негативные последствия для деятельности общества, и из-за этого проигрывают судебные споры. Это прослеживается в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 31.01.2011 N 09АП-34219/2010-ГК по делу N А40-68722/10-45-489, от 18.03.2010 N 09АП-3815/2010-ГК по делу N А40-111928/09-22-162 и др. Важно понимать, что, исходя из презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений и общего принципа доказывания в арбитражном процессе, лицо, от которого требуются разумность или добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное. Бремя доказывания лежит на лице, утверждающем, что управомоченный употребил свое право исключительно во вред другому лицу.

Из ряда судебных решений мы вывели следующие рекомендации. Так, истцам для удовлетворения иска об исключении генерального директора из числа учредителей и взыскании убытков необходимо доказать:

— наличие неправомерных действий ответчика — директора;

— наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица. Здесь существенно учитывать разъяснения, данные в абзаце втором пункта 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»: арбитражным судам следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности.

— причинение убытков;

— наличие причинно-следственной связи между действиями/бездействием ответчика и убытками общества, а также его размер.

В соответствии со ст. 44 ФЗ от 08.02.1998 N 14-ФЗ, единоличный исполнительный орган общества несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами. При этом не несут ответственности члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу убытков, или не принимавшие участия в голосовании.

При определении оснований и размера ответственности единоличного исполнительного органа общества должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Надо понимать, что исключение участника общества направлено на защиту интересов общества в целом и является исключительной мерой, связанной с лишением лица права собственности на долю в уставном капитале общества, а последствия действий исключаемого лица носят неустранимый характер.

Автор: М.Уваева

Источник: Консультант Плюс

Поиск