ПЕРВЫЙ СТОЛИЧНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР

Телефоны: (495) 649-41-49, 64-911-65 

 

Защита прав ребенка в судебном порядке возможна как внутри государства, так и с помощью международных механизмов, основанных на международных договорах. На международном уровне права ребенка традиционно рассматриваются в контексте прав человека. В системе международно-правовой защиты прав человека особое место занимает Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (далее — Конвенция). Конвенция и решения Европейского суда по правам человека (далее — Европейский cуд, ЕСПЧ) в той части, в какой ими дается толкование закрепленных в Конвенции прав и свобод, являются составной частью российской правовой системы . 4 ст. 15 Конституции России). Такое понимание роли решений ЕСПЧ подтверждается и практикой Верховного Суда Российской Федерации. Так, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» <1> Россия признаетЗащита прав ребенка юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции о правах человека и Протоколов к ней. Позже Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 июня 2013 г. <2> отметил следующее: «С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств-участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского суда».

Таким образом, правовые позиции ЕСПЧ являются обязательными для судов Российской Федерации при рассмотрении ими дел, в частности связанных с защитой прав ребенка.
Имеющиеся многочисленные решения Европейского суда в рассматриваемой сфере опираются, как правило, на положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Практика ЕСПЧ, связанная с защитой прав ребенка, складывается вокруг типичных нарушений ст. 3, 6, 8, 9 и 14 Европейской конвенции <3>. Помимо стандартов, разработанных непосредственно самим Европейским судом, при обосновании нарушения права ребенка допускаются и поощряются ссылки и на другие международно-правовые акты, в которых закреплены права ребенка <4>. Например, на Конвенцию ООН о правах ребенка 1989 г., являющуюся основополагающим документом в сфере защиты прав ребенка.

Принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка: правовые позиции Европейского суда
Согласно п. 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка каждый ребенок наделяется правом на то, чтобы его «наилучшие интересы» оценивались и принимались во внимание в качестве первоочередного соображения при принятии в его отношении любых действий или решений <5>. Концепция обеспечения «наилучших интересов» ребенка закреплена в ряде международных договоров <6> и подробно раскрыта в Замечании общего порядка N 14 (2013) «О праве ребенка на уделение первоочередного внимания наилучшему обеспечению его интересов» — документе Комитета ООН по правам ребенка <7>.

<6> В том числе в Конвенции о правах ребенка 1989 г.; Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 г.; Конвенции о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления 1993 г.; Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей 1996 г. и др.
<7> Комитет ООН по правам ребенка — специальный орган, осуществляющий контроль над международной деятельностью в области защиты прав ребенка. Учрежден в 1989 г. Конвенцией о правах ребенка. В соответствии со ст. 43 Конвенции о правах ребенка Комитет состоит из 18 экспертов, избираемых на четырехлетний срок.

Наилучшее обеспечение интересов ребенка — один из специальных принципов международно-правового регулирования защиты прав детей <8>. Нормативное содержание указанного Комитет ООН по правам ребенкапринципа заключается в праве ребенка на то, чтобы осуществление государством, частными лицами любых действий (бездействия) в отношении ребенка производилось в его интересах <9>. Перечень обстоятельств, которые должны устанавливаться при проведении оценки того, насколько те или иные действия (бездействие) государства, частных лиц отвечает наилучшим интересам детей, приводится в документах Комитета ООН по правам ребенка (например, Замечание общего порядка N 13 (2011) «Право ребенка на свободу от всех форм насилия») <10>.

В Замечании общего порядка N 14 (2013) Комитет ООН по правам ребенка подчеркивает, что принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка «неразрывно связан с прочими принципами» <11>, действующими в этой сфере. Данный принцип выражается в оценке наилучшего обеспечения интересов ребенка, которая должна производиться комплексно, с учетом всех прав ребенка, закрепленных в Конвенции 1989 г. В частности:

— право на жизнь, включая выживание и здоровое развитие (ст. 6);
— право на регистрацию после рождения, на имя и на гражданство, право знать своих родителей и получать от них заботу (ст. 7);
— право на сохранение индивидуальности, включая семейные связи (ст. 8);
— право на единство семьи и право на поддержание контактов с родителями, если это не противоречит интересам ребенка (ст. 9);
— право на воссоединение с семьей и выезд за пределы своей страны вместе с ней (ст. 10);
— право свободно выражать свои взгляды и быть заслушанным в ходе любой судебной или административной процедуры (ст. 11);
— право на свободу мнения, совести, религии (ст. 12, 13);
— право на свободу ассоциаций и мирных собраний (ст. 15);
— право на невмешательство в частную жизнь (ст. 16);
— право на доступ к информации (ст. 17);
— право на особую защиту и помощь в случае отсутствия семейного окружения (ст. 20);
— право на получение статуса беженца совместно с членами семьи (ст. 22);
— право на здоровье (ст. 24);
— право на получение социального обеспечения (ст. 26);
— право на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития (ст. 27);
— право на образование (ст. 28);
— право на отдых и досуг, культурную и творческую деятельность (ст. 31);
— право на защиту от экономической эксплуатации (ст. 32).
Принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка последовательно реализуется ЕСПЧ, при этом его решения выносятся далеко не всегда в пользу заявителей, если это противоречит интересам ребенка. Например, в деле «Сахин против Германии» (Sahin v. Germany) <12> Суд указал на то, что мнение пятилетнего ребенка не было принято во внимание, что повлияло на недостаточную представленность интересов в рассмотрении вопроса о коммуникации ребенка и отца; в деле «Зоммерфельд против Германии» (Sommerfeld v. Germany) <13> ЕСПЧ было определено, что национальный суд не уделил внимания проблеме давления, оказанного на ребенка, который высказался против общения с отцом, хотя психологическое исследование показало, что он к общению стремился.

 

По всем возникшим вопросам рекомендуем записаться на прием к нашим специалистам по телефонам:

8 (495) 64 — 911 — 65 или 8 (495) 649 — 41 — 49 или 8 (985) 763 — 90 — 66

Внимание! Консультация платная.

Бесплатную консультацию Вы можете получить в разделе Юрист On-Line

Поиск