В соответствии с Федеральным законом от 02.07.2013 N 142-ФЗ, вступившим в силу с 01.10.2013, ведение записей по учету прав на бездокументарные ценные бумаги осуществляется лицом, имеющим предусмотренную законом лицензию. Акционерные общества, которые на день вступления в силу указанного Закона были держателями реестров акционеров этих обществ, сохраняли право вести указанные реестры в течение года после дня его вступления в силу. Соответственно, после 01.10.2014 указанные акционерные общества обязаны передать ведение реестра юридическому лицу, имеющему соответствующую лицензию на осуществление деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг <1>.
———————————
<1> Федеральный закон от 02.07.2013 N 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» (ст. 1) // СПС „КонсультантПлюс“.

Деятельность по ведению реестра акционеров осуществляется реестродержателем на основании договора с корпорацией — эмитентом соответствующих акций <2>.
———————————
<2> См.: пункт 4 ст. 44 Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (ред. от 21.07.2014) // СПС „КонсультантПлюс“; ст. 8 Федеральный закон от 22.04.1996 N 39-ФЗ „О рынке ценных бумаг“ (ред. от 21.07.2014) // СПС „КонсультантПлюс“; разд. 2 Постановления ФКЦБ РФ от 02.10.1997 N 27 „Об утверждении Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг“ (ред. от 20.04.1998) // СПС „КонсультантПлюс“; п. 5.4 Приказ ФСФР России от 29.07.2010 N 10-53/пз-н „О некоторых вопросах ведения реестра владельцев ценных бумаг“ (ред. от 24.04.2012) // СПС „КонсультантПлюс“; п. 1.1 Приказа ФСФР России от 23.12.2010 N 10-77/пз-н „Об утверждении Положения о порядке взаимодействия при передаче документов и информации, составляющих систему ведения реестра владельцев ценных бумаг“ (ред. от 24.04.2012) // СПС „КонсультантПлюс“.

Действующее законодательство не содержит норм, прямо указывающих на квалификацию такого договора. В соответствии с нормами действующих подзаконных нормативно-правовых актов определен круг обязательных условий для договора о ведении реестра акционеров <3>. Так, «эмитент и регистратор обязаны обеспечить определенность следующих условий: стоимость и порядок оплаты услуг регистратора; стоимость или порядок определения стоимости предоставления регистратором эмитенту информации из реестра; порядок оплаты предоставления регистратором эмитенту информации из реестра; ответственность регистратора за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязанности регистратора обеспечить сохранность и конфиденциальность информации и документов системы ведения реестра; порядок и условия передачи документов и информации системы ведения реестра владельцев ценных бумаг; стоимость или порядок определения стоимости расходов регистратора, связанных с передачей реестра и хранением документов системы ведения реестра в течение установленных действующим законодательством РФ сроков» <4>. При этом, думается, что в ведомственном акте предложено неоправданно большое количество условий, по поводу которых эмитент и реестродержатель обязаны достигнуть соглашения. Можно понять желание законодателя оградить акционеров от возможных негативных последствий дальнейшего выяснения между регистратором и эмитентом неопределенно сформулированных, неверно понятых положений договора. Но в то же самое время акционеры могут попасть в не менее затруднительное положение в результате признания договора не заключенным из-за того, что стороны этого договора не согласовали, скажем, порядок оплаты предоставления регистратором эмитенту информации из реестра. Также такое условие договора, как „ответственность регистратора за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязанности обеспечить сохранность и конфиденциальность информации и документов системы ведения реестра“, вряд ли целесообразно относить к числу обязательных, поскольку даже в случае его отсутствия в договоре можно применять общие положения о возмещении убытков (ст. 15 ГК РФ), а не считать договор незаключенным. Стоимость или порядок определения стоимости расходов регистратора, связанных с передачей реестра и хранением документов системы ведения реестра в течение установленных сроков, как представляется, должна входить в стоимость услуг реестродержателя. Можно предположить, каковы будут последствия признания незаключенным договора о ведении реестра акционеров. В частности, в течение продолжительного периода времени будет существовать неопределенность в вопросе о том, кто осуществляет внесение записей в реестр акционеров в связи с передачей ценных бумаг, кто составляет список лиц для осуществления ими своих прав (например, для получения дивидендов, участия в собрании и т.д.).
———————————
——————————————————————
КонсультантПлюс: примечание.
Монография Ю. В. Романца „Система договоров в гражданском праве России“ включена в информационный банк согласно публикации — Норма, Инфра-М, 2013 (2-е издание, переработанное и дополненное).
——————————————————————
<3> О видах условий договора см.: Гражданское право: В 4 т.: Обязательственное право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2005. Т. 3. С. 188 — 195; Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 1997. Ч. I. С. 476 — 481; Забоев К. И. Принцип свободы договора в российском гражданском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 23 — 24; Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. М.: Юристъ, 2001; Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. 3-е изд. М.: Статут, 2001. Кн. 1: Общие положения. С. 295 — 340.
<4> Пункт 1.1 Приказа ФСФР России от 23.12.2010 N 10-77/пз-н „Об утверждении Положения о порядке взаимодействия при передаче документов и информации, составляющих систему ведения реестра владельцев ценных бумаг“ (ред. от 24.04.2012) // СПС „КонсультантПлюс“.

Таким образом, думается, что среди обязательных условий договора о ведении реестра акционеров необходимо оставить лишь следующие: предмет договора; стоимость услуг реестродержателя; стоимость или порядок определения стоимости предоставления реестродержателем эмитенту информации из реестра; порядок и условия передачи документов и информации системы ведения реестра акционеров при прекращении действия договора о ведении реестра акционеров. Возможность включения в договор о ведении реестра иных условий, полагаем, следует оставить на усмотрение сторон такого договора.
Согласно действующему законодательству о рынке ценных бумаг, обязанностями реестродержателя являются: открывать лицевые и иные счета в реестре владельцев именных ценных бумаг, проводить операции в таком реестре только по распоряжению зарегистрированных лиц; предоставлять зарегистрированному лицу, на лицевом счете которого учитывается более 1% голосующих акций эмитента, информацию из реестра об имени (наименовании) зарегистрированных лиц и о количестве акций каждой категории (каждого типа), учитываемых на их лицевых счетах; информировать зарегистрированных лиц по их требованию о правах, закрепленных ценными бумагами, способах и порядке осуществления этих прав; составлять список лиц, осуществляющих права по ценным бумагам, по требованию эмитента или иных лиц <5>. Указаны в подзаконных нормативно-правовых актах и случаи возможного прекращения договора о ведении реестра. К ним отнесены: расторжение договора по соглашению сторон либо по желанию одной из сторон; прекращение действия договора в связи с истечением срока его действия; прекращение договора в связи с аннулированием лицензии регистратора <6>.
———————————
<5> Статья 8 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (ред. от 21.07.2014) // СПС „КонсультантПлюс“.
<6> Пункты 2.3.1 — 2.3.3 Приказа ФСФР России от 23.12.2010 N 10-77/пз-н „Об утверждении Положения о порядке взаимодействия при передаче документов и информации, составляющих систему ведения реестра владельцев ценных бумаг“ (ред. от 24.04.2012) // СПС „КонсультантПлюс“.

Относительно вопроса о квалификации договора о ведении реестра указанное выше означает, что реестродержателю не передаются права владения, распоряжения ценными бумагами, он осуществляет лишь деятельность по ведению реестра акционеров. То есть договор о ведении реестра акционеров, заключаемый между реестродержателем и корпоративной организацией, нельзя отнести к категории договоров о передаче имущества.
Реестродержатель не совершает ни от своего имени, ни от имени владельцев акций сделок с такими акциями корпоративной организации, реестр которой ведет в соответствии с заключенным договором. Совершение регистратором сделок с ценными бумагами эмитента, реестр владельцев которых ведет такой регистратор, прямо запрещено законом <7>. В связи с чем нельзя квалифицировать такой договор как договор поручения. По договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия; права и обязанности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя (ст. 971 ГК РФ). Сделки с акциями совершаются владельцами таких акций. Основной же задачей реестродержателя при этом является поддержание актуальности содержащейся в реестре акционеров информации, обеспечение ее достоверности путем осуществления деятельности по сбору, фиксации, обработке и хранению данных, составляющих реестр акционеров при использовании процедур, установленных действующим законодательством. Выполняя свои задачи, реестродержатель выступает независимой стороной между корпорацией и ее акционерами. Данная независимость, как представляется, не умаляется тем обстоятельством, что, осуществляя деятельность по ведению реестров владельцев именных ценных бумаг, регистратор осуществляет предпринимательскую деятельность, получая вознаграждение от эмитентов. Такая независимость основана на необходимости строгого следования нормам действующего законодательства при осуществлении своей деятельности. Возможность осуществления деятельности по ведению реестра независимо и квалифицированно подтверждается выдачей лицензии.
———————————
<7> Статья 8 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (ред. от 21.07.2014) // СПС „КонсультантПлюс“.

Кроме того, договор поручения, как правило, предполагает выдачу доверителем поверенному доверенности (п. 1 ст. 975 ГК РФ), чего не происходит в отношениях между корпоративной организацией и реестродержателем. Также реестродержатель в отличие от поручителя не вправе передоверить (ст. 976 ГК РФ) ведение реестра другим лицам. Реестродержатель может лишь передать выполнение части своих функций иным лицам — трансфер-агентам — по заключенному с такими лицами договору.
При этом следует отметить, что между договором поручения и договором о ведении реестра есть и схожие черты. Так, говоря о передаче корпорацией деятельности по ведению реестра реестродержателю, законодатель использует слово «поручает». Однако думается, что данное слово использовано в его общеупотребительном смысле и не имеет отношения к соответствующему виду договора. Кроме того, в соответствии с действующим законодательством о рынке ценных бумаг, корпорация и реестродержатель, заключившие договор о ведении реестра акционеров, могут предусмотреть в таком договоре положение о том, что корпорация вправе выступать трансфер-агентом, то есть выполнять часть функций реестродержателя в отношении акций, выпущенных такой корпорацией. В частности, такая корпорация вправе принимать у акционеров документы, необходимые для проведения операций в реестре, а также передавать лицам, зарегистрированным в реестре, и иным лицам выписки по лицевым счетам, уведомления и иную информацию из реестра акционеров, которые предоставлены реестродержателем <8>. Данное положение корреспондирует с условием о том, что доверитель, выдавший поверенному доверенность на совершение определенных юридических действий, сам не лишается права на совершение действий, указанных в такой доверенности.
———————————
<8> Статьи 8, 8.1 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ (ред. от 21.07.2014) // СПС „КонсультантПлюс“.

Таким образом, можно говорить о том, что договор о ведении реестра не относится к договорам о передаче имущества, а также не является разновидностью договора поручения. Как представляется, договор о ведении реестра следует отнести к разновидности договоров возмездного оказания услуг, то есть по договору о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг реестродержатель обязуется по заданию эмитента эмиссионных ценных бумаг совершать деятельность по ведению указанного реестра, под которой понимается сбор, фиксация, обработка, хранение данных, составляющих реестр владельцев ценных бумаг, и предоставление информации из такого реестра владельцев ценных бумаг. Эмитент же эмиссионных ценных бумаг, передавший деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг реестродержателю, обязуется оплатить оказываемые таким реестродержателем услуги.
При этом необходимо учесть, что договор заключается именно между реестродержателем и корпорацией, устанавливая корреспондирующие друг с другом права и обязанности сторон такого договора. Однако в силу заключения указанного договора о ведении реестра акционеров на основании действующего законодательства у реестродержателя возникает ряд обязанностей в отношении иных лиц, которые не являются участниками данных договорных отношений. В частности, такая организационно-информационная обязанность, как предоставление акционеру выписки по лицевому счету акционера с указанием количества, номинальной стоимости, вида учитываемых на лицевом счете акций, выполняется реестродержателем в отношении участника корпорации без какого-либо договора с ним. Более того, держатель реестра не может обусловливать выполнение своих обязанностей по ведению реестра необходимостью заключения отдельных договоров с зарегистрированными в реестре акционеров лицами. Аналогично акционеры либо иные зарегистрированные в реестре акционеров лица не вправе вмешиваться в договорные отношения реестродержателя и корпоративной организации. Эти договорные отношения складываются между регистратором и акционерным обществом на основании принципа свободы договора, то есть возможности, в частности, самостоятельно выбирать контрагента по договору и условия договора.
Так, Президиум ВАС РФ указал, что, в соответствии с п. 3 ст. 308 ГК РФ, обязательство может создавать права для третьих лиц в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Акционер не является стороной договора на ведение реестра акционеров. Характер и объем прав акционера в отношении реестродержателя определяется нормами законодательства о рынке ценных бумаг, иными законами и подзаконными нормативными актами, а также соглашением между акционерным обществом и реестродержателем. Законодательство, регулирующее деятельность по ведению реестра акционеров, не предусматривает возможности вмешательства акционера в договорные отношения между акционерным обществом и реестродержателем посредством требований о признании договора о ведении реестра действующим, обязании реестродержателя вести реестр акционеров данного эмитента и запрете реестродержателю передавать иным лицам информацию и документы, составляющие систему ведения реестра <9>. При этом следует упомянуть, что в отличие от законодательства, действовавшего в момент принятия указанного Постановления, действующий ГК РФ позволяет оспаривать сделки также и лицам, указанным в законе и не являющимся сторонами сделки, но чьи права и охраняемые законом интересы были нарушены такой сделкой (ст. 166 ГК РФ). Однако ни один действующий закон не предоставляет акционерам права оспаривать договор о ведении реестра. В связи с чем, по нашему мнению, необходимо внести в соответствующие положения Закона об акционерных обществах и Закона о рынке ценных бумаг норму о том, что акционеры, чьи права и охраняемые законом интересы нарушаются договором о ведении реестра, заключенным между реестродержателем и корпорацией, вправе требовать признания такого договора недействительным полностью либо частично. Как представляется, данное положение существенно увеличит имеющийся у акционеров арсенал средств защиты своих прав и интересов.
———————————
<9> Постановление Президиума ВАС РФ от 01.02.2005 N 12158/04 по делу N А32-22595/2003-15/481 // СПС «КонсультантПлюс».

Таким образом, следует подчеркнуть установление договорных отношений между акционерным обществом и реестродержателем и в то же время наличие правоотношений между акционерами, иными зарегистрированными лицами, с одной стороны, и реестродержателем, с другой стороны. Причем такие правоотношения возникают на основании закона, и договором, заключаемым акционерным обществом и реестродержателем, непосредственно не опосредуются.
О.Н. Садиков указывает, что договор на ведение реестра акционеров — «редкая на практике, но необходимая для развитого имущественного оборота правовая конструкция договора в пользу третьего лица, предусмотренного ст. 430 ГК РФ» <10>. „Ведение реестра акционеров общества, — продолжает О.Н. Садиков, — должно быть поручено специализированному юридическому лицу — регистратору, с которым акционерное общество в интересах своих акционеров заключает договор“ <11>.
———————————
<10> Садиков О. Н. Ответственность сторон при ведении реестра владельцев именных ценных бумаг // Комментарий судебно-арбитражной практики / Под ред. В.Ф. Яковлева. М.: Юрид. лит., 2006. Вып. 13. С. 36 — 46.
<11> Там же.

Считаем, что аналогию с договором в пользу третьего лица в данном случае проводить нельзя. Так, согласно ст. 430 ГК РФ, договором в пользу третьего лица является договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или неуказанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. Но следует учитывать тот факт, что деятельность по ведению реестра акционеров осуществляется не исключительно в интересах акционеров, но и в интересах самого акционерного общества. Во-первых, надлежащая деятельность по ведению реестра необходима для максимально точного определения круга кредиторов акционерного общества по имущественным обязательствам с его участием (в частности, определение круга получателей дивидендов). Во-вторых, в соответствии с данными реестра акционеров определяется круг участников неимущественных корпоративных отношений (в частности, отношения по управлению корпорацией). В-третьих, акционерное общество, поручившее осуществление деятельности по ведению и хранению реестра акционеров реестродержателю, не освобождается от ответственности за ведение и хранение такого реестра акционеров <12>. Более того, в реестре акционеров содержится информация не только об акционерах корпорации, но и об иных зарегистрированных лицах: номинальных держателях, доверительных управляющих, которые в равной с корпорацией и ее акционерами степени заинтересованы в надлежащем ведении и хранении реестра акционеров. В надлежащем ведении реестра акционеров заинтересованы и иные лица. Скажем, потенциальные инвесторы, не являющиеся акционерами корпорации, безусловно, заинтересованы в надлежащем ведении реестра, поскольку в том числе от этого зависит безопасность их инвестиций. В-четвертых, предметом договора о ведении реестра акционеров является оказание реестродержателем эмитенту услуг по сбору, фиксации, обработке, хранению данных, составляющих реестр акционеров эмитента, и предоставление информации из такого реестра <13>. В связи с чем можно сказать, что реестродержатель, оказывая акционерам и иным лицам услуги по внесению в реестр акционеров соответствующих изменений, одновременно оказывает услугу и эмитенту. Эта услуга выражается в поддержании реестра акционеров в актуальном состоянии путем сбора, фиксации, обработки и хранения данных, составляющих реестр акционеров эмитента. Кроме того, реестродержатель оказывает услуги акционерам и иным лицам при обращении к нему таких акционеров и иных лиц либо их представителей, в то время как услуги по хранению данных реестра акционеров оказываются реестродержателем эмитенту постоянно в течение всего срока действия договора о ведении реестра акционеров. В связи с чем можно говорить о том, что объем услуг, оказываемых реестродержателем эмитенту, превышает объем услуг, оказываемых реестродержателем акционерам и иным лицам.
———————————
<12> Пункт 3 ст. 44 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (ред. от 21.07.2014) // СПС „КонсультантПлюс“.
<13> Статья 8 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ „О рынке ценных бумаг“ (ред. от 21.07.2014) // СПС „КонсультантПлюс“.

Таким образом, деятельность по надлежащему ведению и хранению реестра акционеров корпоративной организации осуществляется не только в интересах акционеров такой корпоративной организации, но в большей степени в интересах самого акционерного общества. Также деятельность по надлежащему ведению реестра акционеров осуществляется реестродержателем и в интересах иных лиц, не являющихся акционерами эмитента.
Кроме того, согласно п. 2 ст. 430 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица. Однако вопросы расторжения или изменения договора на ведение реестра акционеров находятся полностью в ведении сторон такого договора и решаются в соответствии с положениями гражданского законодательства о сделках, об обязательствах, о договоре. Следовательно, вопрос о расторжении либо изменении договора о ведении реестра акционеров решается исключительно сторонами такого договора и не может быть поставлен в зависимость от желания зарегистрированных в реестре лиц (выразивших либо не выразивших реестродержателю намерение воспользоваться своими правами) <14>.
———————————
<14> Хотя следует упомянуть, что процедура расторжения договора в соответствии с подзаконными нормативно-правовыми актами предусматривает обязательную процедуру раскрытия информации об этом. Информация о расторжении договора о ведении реестра акционеров раскрывается обществами, обязанными публично раскрывать информацию, в порядке, установленном для публичного раскрытия информации. В остальных случаях акционерное общество обязано в течение 3 рабочих дней с даты заключения договора о ведении реестра акционеров с новым реестродержателем опубликовать письменное уведомление об изменении реестродержателя либо направить такое уведомление каждому лицу, зарегистрированному в реестре акционеров по состоянию на дату заключения договора о ведении реестра акционеров с новым реестродержателем. В таком уведомлении должны содержаться сведения о новом регистраторе корпорации, дате прекращения действия договора с предыдущим держателем реестра акционеров и иные данные (пункты 2.7 — 2.8.4 Приказа ФСФР России от 23.12.2010 N 10-77/пз-н «Об утверждении Положения о порядке взаимодействия при передаче документов и информации, составляющих систему ведения реестра владельцев ценных бумаг» (ред. от 24.04.2012) // СПС „КонсультантПлюс“). О процедуре изменения условий договора, скажем, при изменении размера оплаты услуг реестродержателя, какого-либо уведомления в отношении акционеров делать не требуется. Как представляется, подобная процедура уведомления о расторжении договора о ведении реестра акционеров установлена в целях информирования зарегистрированных в реестре лиц о том, к кому нужно в последующем обращаться для реализации своих прав. То есть такое уведомление не может быть расценено как получение согласия третьих лиц на расторжение договора (п. 2 ст. 430 ГК РФ).

Следующая позиция относительно правовой природы договора о ведении реестра акционеров высказана А.А. Ивановым. Ученый в качестве критики позиции о рассмотрении договора о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг как особого вида договора в пользу третьего лица справедливо указывает на то, что «по договору на ведение реестра реестродержатель может осуществлять действия в отношении владельцев ценных бумаг, однако это обстоятельство не исключает того, что эмитент продолжает самостоятельно осуществлять свои права в качестве кредитора по этому договору. Кроме того, не следует упускать из виду, что эмитент сам рассматривается как лицо, обязанное вести реестр и отвечающее за его надлежащее ведение перед акционером (ст. 44 Закона об АО)» <15>. На основании указанного А.А. Иванов заключает, что „договор о ведении реестра, таким образом, может быть определен как договор об исполнении третьим лицам. В силу своего положения эти лица не могут вмешиваться в договорные отношения между эмитентом и специализированным регистратором, решать вопрос о расторжении или изменении заключенного между ними договора и т.д.“ <16>.
———————————
<15> Иванов А. А. Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: избр. постановления за 2005 г. с комментариями // СПС „КонсультантПлюс“.
<16> Там же.

Однако, как представляется, А.А. Иванов не учитывает следующее. Во-первых, в договоре об исполнении третьему лицу должен быть прямо указан адресат исполнения, то есть то лицо, в чью пользу должник должен совершить исполнение. В договоре же о ведении реестра акционеров невозможно прямо указать имена всех лиц, с кем реестродержателю предстоит вступать в правоотношения. Во-вторых, в договоре об исполнении третьему лицу у третьего лица не может быть самостоятельного права требования совершить исполнение в свою пользу. Такое право требования остается у кредитора по договору. Напротив, в договоре о ведении реестра у зарегистрированных в реестре лиц имеется самостоятельное право требования к регистратору. В-третьих, не только акционеры обладают правами требовать от реестродержателя исполнения в свою пользу, но на акционеров также возлагается обязанности в отношении реестродержателя. В частности, лица, зарегистрированные в реестре акционеров, обязаны своевременно информировать реестродержателя об изменении своих данных <17>. В случае непредставления такими лицами информации об изменении своих данных общество и регистратор не несут ответственности за причиненные в связи с этим убытки <18>. Однако нельзя исключать, что убытки, вызванные ненадлежащим выполнением обязанности по информированию, могут возникнуть и у акционерного общества, и у регистратора. В таком случае убытки будут подлежать возмещению по общим правилам (ст. 15 ГК РФ).
———————————
<17> На наличие обязанностей у акционеров в отношении реестродержателя обращает внимание и О.Н. Садиков, указывая, что «из договора о ведении реестра, учитывая его предназначение, определенные взаимные права и обязанности возникают также в отношениях между регистратором и истцом — собственником акций, который, не будучи участником договора о ведении реестра, должен информировать регистратора об изменениях своих данных, получать от него соответствующую информацию и вправе давать указания в отношении правовой судьбы принадлежащих ему акций, в частности продавать их третьим лицам» (Садиков О. Н. Указ. соч.).
<18> Пункт 5 ст. 44 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ „Об акционерных обществах“ (ред. от 21.07.2014) // СПС „КонсультантПлюс“.

Таким образом, договор о ведении реестра акционеров не может быть отнесен ни к группе договоров в пользу третьего лица, ни к группе договоров об исполнении третьему лицу, поскольку не отвечает их основным конституирующим признакам. Думается, указанный договор следует рассматривать в качестве особого вида договора по оказанию услуг. Особенностью договора о ведении реестра акционеров является то, что он содержит в себе элементы договора в пользу третьего лица.
При этом, как уже говорилось ранее, в силу заключения договора о ведении реестра акционеров у лиц, не являющихся его стороной, на основании закона возникают определенные права и обязанности. Однако, согласно п. 3 ст. 308 ГК РФ, обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве его сторон (для третьих лиц). В случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать для третьих лиц лишь права в отношении одной или обеих сторон такого обязательства (абз. 2 п. 3 ст. 308 ГК РФ). В связи с чем абз. 1 п. 3 ст. 308 ГК РФ, по нашему мнению, следует изложить в следующей редакции: «3. Обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц), если иное не предусмотрено законом». Таким образом, общее правило п. 3 ст. 308 ГК РФ о невозможности создания обязанностей для лиц, не участвующих в обязательстве, дополняется исключением о случаях, предусмотренных в законе. Такие исключения должны быть предусмотрены именно федеральным законодательством, то есть они не могут быть дополнены иными правовыми актами либо условиями самого обязательства.

Автор: П.В. Настин

Источник: Консультант Плюс

Библиография

1. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. 3-е изд. М.: Статут, 2001. Кн. 1: Общие положения. С. 848.
2. Гражданское право: В 4 т.: Обязательственное право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2005. Т. 3. С. 720.
3. Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 1997. Ч. I. С. 765.
4. Забоев К. И. Принцип свободы договора в российском гражданском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 25.
5. Иванов А. А. Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: избр. постановления за 2005 г. с комментариями. М.: Статут, 2010. С. 583.
——————————————————————
КонсультантПлюс: примечание.
Монография Ю. В. Романца «Система договоров в гражданском праве России» включена в информационный банк согласно публикации — Норма, Инфра-М, 2013 (2-е издание, переработанное и дополненное).
——————————————————————
6. Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. М.: Юристъ, 2001. С. 496.
7. Садиков О. Н. Ответственность сторон при ведении реестра владельцев именных ценных бумаг // Комментарий судебно-арбитражной практики / Под ред. В.Ф. Яковлева. М.: Юрид. лит., 2006. Вып. 13. С. 36 — 46.

References (transliteration)

1. Braginskij M. I., Vitrjanskij V. V. Dogovomoe pravo. 3-e izd. M.: Statut, 2001. Kn. 1: Obshhie polozhenija. S. 848.
2. Grazhdanskoe pravo: V 4 t.: Objazatel’stvennoe pravo: Uchebnik / Otv. red. E.A. Suhanov. 3-e izd., pererab. i dop. M.: Volters Kluver, 2005. T. 3. S. 720.
3. Grazhdanskoe pravo: Uchebnik / Pod red. A.P. Sergeeva, Ju.K. Tolstogo. 2-e izd., pererab. i dop. M.: Prospekt, 1997. Ch. I. S. 765.
4. Zaboev K. I. Princip svobody dogovora v rossijskom grazhdanskom prave: Avtoref. dis. … kand. jurid. nauk. Ekaterinburg, 2002. S. 25.
5. Ivanov A. A. Pravovye pozicii Prezidiuma Vysshego Arbitrazhnogo Suda Rossijskoj Federacii: izbr. postanovlenija za 2005 g. s kommentarijami. M.: Statut, 2010. S. 583.
6. Romanec Ju.V. Sistema dogovorov v grazhdanskom prave Rossii. M.: Jurist’, 2001. C. 496.
7. Sadikov O. N. Otvetstvennost’ storon pri vedenii reestra vladel’cev imennyh cennyh bumag: Kommentarij sudebno-arbitrazhnoj praktiki / Pod red. V.F. Jakovleva. M.: Jurid. lit., 2006. Vyp. 13. S. 36 — 46.

Поиск