Спорыо давностном владении представляют для судов в известном смысле головоломку. В них сложным образом переплетаются вопросы факта и права. Распутать их бываетнастолько трудно, что суды разных инстанций нередко принимают противоположныерешения. Не такой, впрочем, была ситуация в двух делах, рассмотренных15.01.2015 Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ. В них все инстанции единодушно отказали общероссийской общественно-государственнойорганизации «Добровольное общество содействия армии, авиации и флотуРоссии» (ДОСААФ) в признании права собственности по давности владения на здания двух тиров в Санкт-Петербурге. Один тир находится на ул. Львовской (Определение ВС РФ от 23.01.2015 по делу N А56-18506/2013), другой — на ул. Парадной (Определение ВС РФ от 23.01.2015 по делу N А56-23366/2013).

Этообстоятельство подогревало интерес к делам: если их передали на пересмотр,значит, хотят исправить какую-то общую фундаментальную ошибку и направитьпрактику в новое русло. Или хотя бы разрешить открытые вопросы применения нормоб этом основании приобретения права собственности, которых еще достаточно,несмотря на недавние и довольно подробные разъяснения, данные в целом разделе ПостановленияПленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторыхвопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление10/22). Тем более что дела о приобретательной давности на уровне Высшего сударедкость. А в экономической коллегии ВС РФ не было еще ни одного.

Революции,однако, не произошло. В деле о тире на Львовской была исправлена явная ошибка,из-за которой суды отказались удовлетворять иск. В итоге ВС РФ поручил им рассмотреть спор заново. Судебные акты по тиру на Парадной были оставлены без изменения. Правда, вторая кассация вскользь сделала несколько ремарок, которыев будущем могут повлиять на практику. Рассмотрим по порядку затронутые в этихделах проблемы.

1.Должен ли истец, требующий признания за ним права собственности в силуприобретательной давности, владеть этим имуществом на момент подачи иска? Решаясудьбу тира на Львовской, судьи нижестоящих инстанций ответили на этот вопросположительно. И из-за этого отказали в иске: к моменту его заявления ДОСААФ уже было выдворено из здания сотрудниками МВД России. Правовым основанием для их действий послужило то, что Территориальное управление Федерального агентства по управлению федеральным имуществом в Санкт-Петербурге (ответчик в обоих исках)вначале приняло решение о включении тира в государственную казну, а потомпередал его в оперативное управление МВД.

Судебнаяколлегия по экономическим спорам ВС РФ совершенно оправданно отказаласьподдержать этот вывод судов. Действительно, иной подход создавал бы довольнопростой способ борьбы с давностными владельцами. Достаточно выставить их из спорной недвижимости до того, как они успеют инициировать разбирательство.Нетрудно представить, сколько недобросовестных собственников пойдет на все,чтобы воспользоваться такой возможностью. Российская хозяйственная жизнь, показнающая лишь корпоративные войны, обогатилась бы еще схватками с узукапиентами.

ВыводВС РФ, впрочем, стоит поддержать не только поэтому. Дело в том, что ст. 234 ГК РФ связываетправовой эффект приобретательной давности — возникновение права собственности -лишь с завершением требуемого срока, в течение которого продолжается владение.Потребовав сохранить владение вплоть до предъявления иска, нижестоящие судыявно вышли за пределы этой статьи. Фактическиони сделали срок владения неопределенным, ведь неизвестно, когда владелецзахочет пойти в суд. Кстати, нередко это желание возникает у него послевыселения третьим лицом. Но тогда, следуя логике судов, обращаться за судебнойзащитой будет уже поздно.

Стоит,однако, отметить, что свой правильный по существу вывод ВС РФ сопроводил весьмаопасной оговоркой. Он дважды подчеркнул, что владение было утрачено ДОСААФпомимо его воли. Может сложиться впечатление, что если бы владелец оставилобъект по своему желанию, то его иск по ст. 234 ГК РФ удовлетворять было бы нельзя. Очевидно, это противоречит только что описанномумеханизму действия приобретательной давности: она создает право собственности в момент истечения срока. После этого владелец может покинуть вещь. Он уже сталсобственником.

Остаетсявыразить сожаление, что ВС РФ не сформулировал вывод об ошибочности подходанижестоящих судов более категорично.

2.В споре о тире на Парадной внимание было в основном сконцентрировано на вопросео добросовестности ДОСААФ.

2.1.Рассуждения ВС РФ в этой части довольно прямолинейны. ДОСААФ получило здание от командования Ленинградского военного округа в 1955 г. «впользование». А в 1964 г.это же здание было передано ДОСААФ «на баланс». Имеется ли в виду,что «балансодержатель» должен считаться собственником или по крайнеймере самостоятельным владельцем? Судьи ВС РФ предложили решать эту проблему,ориентируясь на правовой статус получателя имущества. ДОСААФ, указали они,могло получить тир только как государственную собственность, потому что по действовавшей тогда Конституции СССР 1936 г. социалистическаясобственность могла быть государственной или кооперативно-колхозной, а одноименный правопредшественник истца не был кооперативом, а тем болееколхозом. Вывод: ДОСААФ не может добросовестно владеть имуществом.

Этулогику можно было бы считать безупречной, если бы не формулировки, которые использовалСуд. В Определениидобросовестность довольно неожиданно смешивается с другим реквизитомприобретательной давности: истец «не может быть признан лицом,владеющим… имуществом как своим собственным, поэтому суд обоснованно не признал его добросовестным владельцем». Остается неясным, какому же из названных условий не удовлетворяет владение ДОСААФ.

Норасплывчатость формулировки еще не так страшна. Она может навести нижестоящиесуды на мысль о том, что отсутствие одного из указанных реквизитов непременновлечет и отсутствие другого. Не владеешь как своим, значит, не можешь считатьсядобросовестным. А между тем это совершенно независимые вещи. Добросовестныйузукапиент не знает, что не является собственником. Тот, кто владеет имуществомне как своим, не обладает необходимой волей, или animus‘ом. Он не контролирует объект самостоятельно.

Конечно,пока для успеха истцу требуется доказать наличие каждого реквизита, опасностине будет: если одного из них не хватает, иск в любом случае не будетудовлетворен. Она возникнет, если из реквизитов приобретательной давности будетубрана добросовестность, как это предполагается в проекте реформы вещногоправа. Нельзя исключить в таком случае, что суд, посчитав владельцанедобросовестным, автоматически признает его владение несамостоятельным. Тем самым из-за неверного понимания судом сути реквизитов приобретательной давностиею не смогут воспользоваться вполне заслуживающие этого претенденты.

2.2.В принципе, в этом Определении ВС РФ мог и не упоминать о добросовестности. Чуть ниже он приходит к выводу о том, что ДОСААФ не владело имуществом не как своим по вполне самостоятельному основанию.Суд констатировал, что имущество было передано организации в пользование и продолжало находиться у нее в таком качестве.

Споряс этим, ДОСААФ ссылалось на ряд нормативных актов, которыми определялась судьбаего имущества после распада СССР. По ним к собственности РФ относилосьимущество, созданное за счет государства. В подготовленный специально переченьтаких объектов тир на Парадной не вошел. ВС РФ не нашел в этом противоречия,потому что здание было построено до 1917 г., т.е. не за счет советскогогосударства. И, очевидно, не за счет ДОСААФ.

ВСРФ не стал углубляться в связанную с этим выводом правовую проблему,ограничившись простой констатацией: отсутствие письменного договора не отменяеттого, что имущество находится в пользовании. По сути, Суд затронул (видимо, не осознавая этого) вопрос о возможности изменения основания владения. То, что вещь была когда-то получена в пользование, не исключает последующего владенияею как своей. Для этого надо изменить основание владения, что допустимо по соглашению сторон или в одностороннем порядке. Критерии одностороннегоизменения основания владения вырабатываются судебной практикой. И в России они еще не сложились.

Ходрассуждений ВС РФ в этом контексте может свидетельствовать о двух вещах.Во-первых, фактически молчаливый отказ собственника от претензий на имущество (РФ не включила спорный объект в реестр государственного имущества,передаваемого ДОСААФ) не означает, что владелец стал самостоятельным. Нужны еще определенные действия самого владельца. Во-вторых, эти действия должны быть,вероятно, более интенсивными и очевидными, чем то, что делало ДОСААФ. К сожалению, ВС РФ на этом моменте останавливаться не стал.

Влюбом случае, сделав вывод об отсутствии самостоятельности во владении истца,Суд мог не углубляться далее в проблему его добросовестности. Основания для отказа в иске уже были.

2.3.Возможно, появление в Определении анализадобросовестности было вызвано желанием ВС РФ в завуалированной форме отступитьот одного довольно спорного разъяснения в Постановлении N 10/22. В нем дано толкование п. 4 ст. 234 ГК РФ,по которому течение приобретательной давности в отношении вещей, которые можноистребовать с помощью виндикационного иска, начинается не ранее истеченияисковой давности по нему. Согласно п. 18 ПостановленияN 10/22 это положение ГК РФ вводитспециальное основание для начала течения срока приобретательной давности, не ограниченное условиями из п. 1 ст. 234 ГК РФ.Иными словами, после истечения исковой давности владелец становится давностнымдаже при его недобросовестности.

ВСРФ согласился, что частью тира на Парадной ДОСААФ владело еще с 1955 г. С 01.07.1990 к возврату государственного имущества стали применяться общие правила об исковойдавности. Следовательно, скорее всего, в отношении спорного объекта она истеклаеще в 1990-е гг. Вряд ли государству удастся доказать, что оно не могло знать о нарушении своих прав: в середине июня 1994 г. специальная межведомственная комиссияутвердила пообъектный перечень имущества ДОСААФ, созданного за счетгосударства. При его составлении, очевидно, она ознакомилась со всемиобъектами, контролируемыми этой организацией. Поэтому исковая давность в отношении тира на Парадной начала течь никак не позже июня 1994 г., а закончила — в июне 1997 г.Следовательно, срок приобретательной давности (15 лет) должен был выйти в июне 2012 г.

Рассматриваемоедело было инициировано в 2013г. Таким образом, если на основании п. 18 ПостановленияN 10/22 допускать недобросовестное давностное владение, то оно должно былоуспешно завершиться к моменту рассмотрения спора. Однако ВС РФ в своем Определении активноцитирует Постановление N 10/22, а об указанном его пункте как будто забывает. Более того, он особоподчеркивает, что разъяснения в п. 16 ПостановленияN 10/22 моменте начала течения срока приобретательной давности в отношениигосударственного имущества) «не отменяют совокупности признаков,необходимых для удовлетворения такого иска, в том числе и наличиядобросовестности…». Эта ремарка неожиданна, учитывая, что п. 16 ПостановленияN 10/22 ни о чем, кроме особенностей исчисления срока владения, не говорит.Зато она смотрится вполне логично как противовес разъяснениям о смысле п. 4 ст. 234 ГК РФ.Возможно, это сигнал нижестоящим судам, что на указанные разъяснения не стоитобращать пристального внимания.

3.В заключение стоит отметить еще одну важную особенность дела о тире на Парадной. В нем нижестоящие суды попытались установить сам по себе фактвладения. Для этого они использовали акты осмотра, составленные сначала однойстороной (МВД), а затем и обеими сторонами. Такой подход отличается от традиционной практики арбитражных судов, пытающихся подтвердить владение по косвенным доказательствам: договорам о сдаче имущества в аренду и о проведенииремонта, квитанциям об оплате коммунальных услуг и т.п. Переход в этом деле к доказательствам, непосредственно подтверждающим владение, можно толькоприветствовать.

Правда,и сюда закрался один недостаток. ВС РФ согласился, что двумя частями здания с 1979 г. владел отделвневедомственной охраны МВД. При этом акт осмотра, естественно, фиксировалтолько факт владения на момент проведения осмотра в августе 2013 г. Получается, что вывод о владении в течение всего остального периода Суд сделал на основаниикосвенных доказательств: технических паспортов помещений и инвентарной карточкиучета основных средств МВД. Намного более убедительным вывод Суда был бы при использовании прямых доказательств владения, например показаний свидетелей.

Автор: В.А. Багаев

Источник: Консультант Плюс 

Поиск