1. Об очередности удовлетворения требования страховой организации к признанному несостоятельным (банкротом) банку об уплате денежных средств, предназначенных для страховых выплат физическим лицам.

Согласно ст. 50.28, п. 1 ст. 50.36 Федерального закона от 25.02.1999 N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» <1> кредиторы вправе предъявлять свои требования к кредитной организации в любой момент в ходе конкурсного производства. Исполнение обязательств перед кредиторами кредитной организации в ходе конкурсного производства осуществляется в очередности, установленной Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ „О несостоятельности (банкротстве)“ <2>, с учетом особенностей, установленных ст. 50.36.

———————————

<1> Далее — Закон о банкротстве кредитных организаций.

<2> Далее — Закон о банкротстве.

В силу пп. 2 п. 3 ст. 50.36 Закона о банкротстве кредитных организаций в первую очередь удовлетворяются требования физических лиц, являющихся кредиторами кредитной организации по заключенным с ними договорам банковского вклада и (или) договорам банковского счета (за исключением лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, если такие счета (вклады) открыты для осуществления предусмотренной федеральным законом предпринимательской деятельности, а также адвокатов, нотариусов и иных лиц, если такие счета (вклады) открыты для осуществления предусмотренной федеральным законом профессиональной деятельности).

При рассмотрении основанного на договоре банковского счета требования конкурсного кредитора — страховой организации к должнику — кредитной организации в том случае, если находившиеся на расчетном счете денежные средства страховой организации предназначались для осуществления страховых выплат физическим лицам, следует исходить из того, что повышенная правовая защита в виде возможности удовлетворения требования в составе первой очереди предоставляется кредиторам, непосредственно связанным с должником гражданско-правовым обязательством, на котором основано право требования.

Следовательно, вне зависимости от того, что получателями денежных средств, находившихся на расчетном счете банка-должника, должны являться граждане, лицом, обязанным выплатить их, является не кредитная организация — должник, а страховая организация, являющаяся конкурсным кредитором. Отношения, в которых граждане-бенефициары являются экономически менее защищенной стороной, складываются между ними и страховой организацией, и преимуществом при удовлетворении их требований граждане пользуются в отношениях именно со страховой организацией, а не с банком, в котором открыт расчетный счет страховой организации. В связи с изложенным основания для удовлетворения требования страховой организации в составе требований первой очереди отсутствуют <3>.

———————————

<3> Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 17.10.2014 по делу N А76-26516/2013.

2. Об определении порядка удовлетворения требования клиента к должнику — кредитной организации в случае расторжения договора банковского счета.

В соответствии с пп. 4 п. 1 ст. 50.19 Закона о банкротстве кредитных организаций со дня принятия арбитражным судом решения о признании кредитной организации банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования к кредитной организации, за исключением требований о признании права собственности, о компенсации морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, а также требований по текущим обязательствам, предусмотренным ст. 50.27 данного Закона, могут быть предъявлены только в деле о банкротстве.

В силу пп. 2 п. 1 ст. 50.27 названного Закона к текущим обязательствам должника относятся денежные обязательства, основания которых возникли в период со дня отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций до дня завершения конкурсного производства. Текущие обязательства кредитной организации удовлетворяются за счет конкурсной массы вне очереди (п. 2 ст. 50.36 данного Закона).

В случае если после даты отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций был расторгнут договор банковского счета, при определении правового режима удовлетворения денежного требования кредитора, основанного на неисполнении банком распоряжения клиента о перечислении денежных средств, необходимо учитывать следующее.

В силу разъяснений, изложенных в п. 12 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.04.1999 N 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета», безналичные денежные средства, находящиеся на расчетном счете клиента в банке, по своей правовой природе представляют собой права требования клиента к банку в сумме остатка денежных средств по счету.

Денежное обязательство банка включает как остаток средств на счете, так и суммы, списанные по платежным поручениям со счета клиента, но не перечисленные с корреспондентского счета банка.

После отзыва у кредитной организации лицензии денежное требование клиента, в том числе в отношении списанных по платежным поручениям со счета клиента, но не перечисленных с корреспондентского счета банка денежных средств, подлежит удовлетворению в порядке, установленном Законом о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций.

Таким образом, факт расторжения договора банковского счета не меняет дату возникновения денежного обязательства должника, ею является дата зачисления денежных средств на расчетный счет клиента <4>.

———————————

<4> Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26.08.2014 по делу N А76-27059/2013, Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 08.02.2013 по делу N А14-10132/2012.

3. Об основаниях отказа в удовлетворении заявления вкладчика о включении его требований в состав требований первой очереди реестра требований кредиторов должника при установлении судом факта злоупотребления вкладчика, совершенного в целях получения страхового возмещения.

Положениями ст. 50.36 Закона о банкротстве кредитных организаций определена очередность удовлетворения требований кредиторов должника — кредитной организации.

В соответствии с Федеральным законом от 23.12.2003 N 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» <5> имущественным правам граждан, являющихся кредиторами должника по договорам банковского вклада, предоставлена дополнительная правовая гарантия в виде страхования ответственности кредитной организации на случай отзыва у нее лицензии или введения моратория на удовлетворение требований кредиторов банка: при наступлении названных страховых случаев у вкладчика возникает право требования к должнику, размер возмещения которого определен данным Законом. Денежные средства, получаемые гражданами-вкладчиками на основании положений названного Закона, представляют собой сумму страхового возмещения, источником их выплаты является не имущество должника, а фонд обязательного страхования вкладов. В связи с этим указанные денежные средства выплачиваются без учета очередности, установленной Законом о банкротстве кредитных организаций, то есть в приоритетном порядке даже по сравнению с требованиями кредиторов первой очереди. Требования вкладчиков — физических лиц в сумме, превышающей размер страхового возмещения, подлежат удовлетворению в составе платежей первой очереди (пп. 2 п. 3 ст. 50.36 Закона о банкротстве кредитных организаций).

———————————

<5> Далее — Закон о страховании вкладов.

В случае если в преддверии отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций (в период неплатежеспособности должника, обусловленной недостаточностью денежных средств на корреспондентском счете) вкладчики, размер вкладов которых превышает установленный Законом о страховании вкладов размер возмещения, дают распоряжение банку на перечисление части находящихся во вкладе денежных средств во вклад другого лица, при разрешении вопроса об очередности удовлетворения требования лица, во вклад которого перечислены денежные средства, необходимо учитывать следующее.

Согласно ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации <6> не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

———————————

<6> Далее — ГК РФ.

В случае если действия вкладчика по переводу средств из одного вклада в другой совершены в преддверии отзыва у банка лицензии, направлены на формирование размера вклада, не превышающего установленный Законом о страховании вкладов размер возмещения, и целью указанных действий является применение правового механизма, обеспечивающего приоритетную защиту имущественных прав граждан, являющихся вкладчиками, указанные действия вкладчиков носят мнимый характер и являются злоупотреблением правом.

В связи с этим оснований для включения требования вкладчика, во вклад которого перечислены денежные средства, в состав требований первой очереди реестра требований кредиторов должника в силу ст. 10 ГК РФ не имеется <7>.

———————————

<7> Постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 31.10.2011, 10.05.2012, 15.11.2012 по делу N А76-25600/2010.

4. Об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания при рассмотрении заявления об оспаривании сделки должника в виде списания денежных средств со счета клиента.

Согласно п. 1 ст. 28, п. 1 ст. 50.34 Закона о банкротстве кредитных организаций сделка, совершенная кредитной организацией до даты назначения ее временной администрации, может быть признана недействительной по заявлению руководителя временной администрации, конкурсного управляющего в порядке и по основаниям, которые предусмотрены Законом о банкротстве и другими федеральными законами.

В силу разъяснений, изложенных в п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63, по правилам гл. III.1 Закона о банкротстве могут оспариваться банковские операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента).

При рассмотрении заявлений об оспаривании сделок, совершенных должником — кредитной организацией в период, предшествующий отзыву лицензии, путем проведения внутрибанковских операций по списанию находящихся на расчетных счетах клиентов денежных средств, в счет досрочного погашения имеющихся у клиентов кредитных обязательств, необходимо учитывать следующее.

Положениями п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве в качестве одного из двух взаимосвязанных оснований для отказа в удовлетворении заявления о признании оспариваемой сделки должника недействительной предусмотрено совершение сделки в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Как следует из п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63, при определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам, в частности, с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, внесение ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и Интернет, уплата налогов и т.п.). Не могут быть по общему правилу отнесены к таким сделкам платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, а также не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

Содержащееся в названном пункте Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 указание на отсутствие оснований для признания названных сделок в качестве совершенных в процессе обычной хозяйственной деятельности не является доказательственной презумпцией. Данное разъяснение лишь указывает на существование общего правила, неприменение которого допустимо по усмотрению суда с учетом конкретных обстоятельств дела.

В предмет доказывания по названной разновидности обособленных споров о признании сделок должника недействительными входит не только факт досрочного исполнения контрагентом должника — кредитной организации кредитного обязательства. Исследованию подлежат также причины, которыми был обусловлен досрочный возврат кредита, экономическая целесообразность досрочного исполнения обязательства, соответствие действий сторон сложившейся между ними деловой практике. В частности, следует выяснять, не носила ли оспариваемая сделка выборочный характер, был ли соблюден предусмотренный кредитным договором порядок досрочного исполнения обязательства (направление уведомления о намерении досрочно погасить кредит), имелся ли на корреспондентском счете банка остаток денежных средств, достаточный для исполнения всех предъявленных банку платежных документов клиентов банка <8>.

———————————

<8> Постановления Арбитражного суда Уральского округа от 22.12.2014, 03.03.2015 по делу N А76-26516/2013.

Таким образом, факт досрочного исполнения кредитного обязательства не является обстоятельством, неизбежно влекущим признание оспариваемой сделки должника недействительной.

5. О сроке исковой давности по требованиям об оспаривании сделок должника — кредитной организации.

Согласно п. 1 ст. 28, п. 1 ст. 50.34 Закона о банкротстве кредитных организаций сделка, совершенная кредитной организацией, может быть признана арбитражным судом недействительной по заявлению конкурсного управляющего по основаниям, предусмотренным как данным Законом, так и Законом о банкротстве и другими федеральными законами. Совершенные должником — кредитной организацией сделки могут быть оспорены по основаниям, предусмотренным ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве. По смыслу указанных статей перечисленные в них сделки являются оспоримыми, следовательно, заявление об оспаривании сделки на основании названных норм о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (п. 32 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63).

В силу п. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Учитывая разъяснения, изложенные в абз. 2 п. 32 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63, начало течения годичного срока исковой давности по оспариванию привязано к моменту получения сведений о факте совершения сделки первым лицом, которому законом предоставлено право на ее оспаривание.

Как следует из п. 1 ст. 28 названного Закона, право на оспаривание сделок должника предоставлено руководителю временной администрации кредитной организации. Принимая во внимание то, что руководитель временной администрации является первым лицом, которому законом предоставлено право на оспаривание сделок должника, срок исковой давности следует исчислять с момента получения сведений об оспариваемой сделке руководителем временной администрации <9>. При прекращении деятельности временной администрации вследствие вынесения арбитражным судом решения о признании кредитной организации банкротом и об открытии конкурсного производства (утверждения конкурсного управляющего) срок исковой давности не начинает течь заново. Следовательно, основания для исчисления срока исковой давности с момента получения сведений об оспариваемой сделке конкурсным управляющим должника отсутствуют.

———————————

<9> Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24.09.2014 по делу N А40-5421/2011.

При определении начала течения срока исковой давности необходимо учитывать не только факт назначения временной администрации кредитной организации, но также исследовать материалы дела, свидетельствующие о наличии у управомоченного лица возможности узнать об оспариваемой сделке (дата составления заключения о наличии (отсутствии) признаков преднамеренного (фиктивного) банкротства, содержащего анализ совершенных должником сделок, дата передачи документов, содержащих сведения о совершенных должником сделках и пр.).

6. О возможности предъявления возражений конкурсного кредитора по расходам на оплату услуг привлеченного специалиста, утвержденным в составе сметы текущих расходов кредитной организации.

Согласно п. 1 ст. 59 Закона о банкротстве все судебные расходы, в том числе расходы на уплату государственной пошлины, которая была отсрочена или рассрочена, расходы на включение сведений, предусмотренных данным Законом, в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве и опубликование таких сведений в порядке, установленном ст. 28 данного Закона, и расходы на выплату вознаграждения арбитражным управляющим в деле о банкротстве и оплату услуг лиц, привлекаемых арбитражными управляющими для обеспечения исполнения своей деятельности, относятся на имущество должника и возмещаются за счет этого имущества вне очереди.

Положениями ст. 50.27 Закона о банкротстве кредитных организаций перечисленные расходы, включая вознаграждение привлеченных специалистов, отнесены к текущим обязательствам кредитной организации, подлежащим включению в смету текущих расходов, утверждаемую конкурсным управляющим, а в части расходов, производимых после проведения первого собрания кредиторов, — собранием или комитетом кредиторов.

Названным Законом предусмотрено право кредиторов заявлять возражения относительно включения в смету расходов, которые, по их мнению, являются необоснованными. Отсутствие в Законе о банкротстве кредитных организаций положения, предоставляющего кредиторам право заявлять возражения относительно привлечения третьих лиц в период после утверждения сметы текущих расходов кредитной организации, не означает отсутствия у них названного права. Осуществление конкурсным управляющим расходов на исполнение текущих обязательств кредитной организации в соответствии со сметой текущих расходов не исключает возможности необоснованного привлечения лиц для обеспечения деятельности арбитражного управляющего в деле о банкротстве, следовательно, не исключает наличие у кредитора права на предъявление требования о признании таких расходов необоснованными <10>.

———————————

<10> Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.08.2014 по делу N А50-2691/2009.

В связи с этим возможной является реализация кредиторами должника как права требовать изменения сметы текущих расходов в порядке, определенном п. 5 ст. 50.27 Закона о кредитных организациях, так и способа защиты, указание на который содержится в п. 5 Постановления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.12.2009 N 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», в силу которого лицам, участвующим в деле о банкротстве, предоставлено право на предъявление требования к конкурсному управляющему о возмещении необоснованных расходов путем взыскания с управляющего в пользу должника всей или части истраченной суммы. Условием удовлетворения заявленного требования является представление доказательств необоснованности привлечения лица, чьи услуги оплачены за счет имущества должника.

7. О наличии оснований для включения в реестр требований кредиторов управляющей компании паевого инвестиционного фонда задолженности по налогу на имущество, переданное в управление другой управляющей компании.

Согласно п. 1 ст. 10 Федерального закона от 29.11.2001 N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» <11> паевым инвестиционным фондом является обособленный имущественный комплекс, состоящий из имущества, переданного в доверительное управление управляющей компании, и из имущества, полученного в процессе такого управления.

———————————

<11> Далее — Закон об инвестиционных фондах.

Паевой инвестиционный фонд не является юридическим лицом (п. 1 ст. 10 Закона об инвестиционных фондах). Пользование и распоряжение данным имущественным комплексом осуществляет управляющая компания, выступающая в качестве доверительного управляющего (абз. 2 ст. 1, п. 4 ст. 11 названного Закона).

В силу п. 1 ст. 388 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщиками земельного налога признаются организации и физические лица, обладающие земельными участками, признаваемыми объектом налогообложения. В отношении земельных участков, входящих в имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд, налогоплательщиками признаются управляющие компании. При этом налог уплачивается за счет имущества, составляющего этот паевой инвестиционный фонд.

При разрешении вопроса о наличии оснований для включения в реестр требований кредиторов должника — управляющей компании паевого инвестиционного фонда недоимки, штрафов, пеней по налогу, начисленному в отношении имущества, переданного от управляющей компании — должника к другой компании, необходимо учитывать следующее.

Согласно ст. 174.1 Налогового кодекса Российской Федерации при совершении налогооблагаемых операций в соответствии с договором доверительного управления имуществом на доверительного управляющего возлагаются обязанности налогоплательщика, установленные гл. 21 названного Кодекса.

Соответственно, исходя из буквального толкования данной нормы, управляющая компания не является налогоплательщиком земельного налога, а лишь исполняет его обязанности. Следовательно, при смене управляющей компании все обязанности налогоплательщика, в том числе и по уплате задолженности по налогам, возлагаются на новую управляющую компанию.

В случае передачи имущества в доверительное управление другой управляющей компании основания для включения недоимки по налогу, начисленному в отношении этого имущества, в реестр требований кредиторов прежней управляющей компании отсутствуют.

Требование о взыскании пеней, начисляемых на основании ст. 75 Налогового кодекса Российской Федерации за несвоевременное исполнение обязанности по уплате удержанной суммы налога, подлежит удовлетворению в ином порядке, чем основное требование об уплате недоимки.

Допуская просрочку в исполнении этой обязанности, должник уже совершает собственное правонарушение, за которое предусмотрены взимание пеней и привлечение к налоговой ответственности. На требование об уплате штрафа, наложенного на основании ст. 123 Налогового кодекса Российской Федерации за невыполнение налоговым агентом обязанности по перечислению удержанной суммы налога, равно как и на требование об уплате пеней, распространяется режим, установленный п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве <12>.

———————————

<12> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.04.2013 по делу N А50-451/2012.

Таким образом, в реестр требований кредиторов управляющей компании паевого инвестиционного фонда подлежат включению штрафы и пени за неуплату недоимки за налоговый период, в течение которого имущество находилось в доверительном управлении данной управляющей компании.

Источник: Консультант Плюс

 

Поиск